LEONARDO 2019 ФЕСТИВАЛЬ АРХИТЕКТУРНАЯ ОСЕНЬ
Гродников Марат Никитович

11.01.1948г. д. Перегон Славгородского р-на Могилевской обл.– 02.02. 2020г. Минск

В 1968г. окончил Минский архитектурно-строительный техникум, в 1978г. арх. факультет БПИ (БНТУ).

В 1978г. работал гл. архитектором Круглянского р-на Могилевской обл. В Белпромпроекте с 1970 г. прошел путь от техника-архитектора до главного архитектора проектов с 1980 г. и до последних дней жизни.    

С 1990г. одновременно руководил персональной творческой мастерской.

В РУП «Белпромпроект» Марат Гродников разработал десятки проектов промпредприятий для Беларуси, в том числе: корпус №25 объединения Горизонт, з-д газовой аппаратуры в Новогрудке, филиал тракторного з-да в Сморгони, а также автотранспортное хозяйство Совета Министров БССР по ул. К.Цеткин, уникальные гаражи по ул. Пятруся Бровки и другие,

На счету у Марата Никитовича ледовые дворцы в Бобруйске и Могилеве, он был главным архитектором уникального комплекса «Чижовка-Арена» за участие в проектировании которого ему была объявлена благодарность Президента. Рядом по его проекту построена гостиница Арена Минск.

В ХХI веке архитектор в своей мастерской запроектировал многочисленные общественные и жилые здания в Минске и др. городах страны. В том числе уникальный комплекс общественных зданий и паркингов по ул. Тимирязева. Реконструкция кинотеатра Спартак в Молодежный театр в н.в. это вторая сцена Театра-студии киноактера по пр-ту Машерова в Минске.

В соавторстве со скульптором Владимиром Жбановым участвовал в создании скульптур «Маленький хоккеист» около «Бобруйск-Арены», «Покупатели» возле ЦУМа в столице, «Золотой трилистник» в Молодечно и мемориального знака «Щит Отечества» в Минске.

Талант творческая многогранность и плодовитость архитектора Марата Гродникова восхищали многих его коллег.

В 2016 году архитектор награжден Почетной грамотой Совета министров Беларуси и орденом Почета.

М.Гаухфельд


Интервью М.Н. Гродникова газете Минский курьер 2016 год.

— Редко бывает, когда человек практически всю свою жизнь работает на одном месте, в одном коллективе. Отчего такая преданность институту «Белпромпроект»?

— Пришел сюда на практику и влюбился в архитектуру, хотя попал в нее в общем-то случайно. Мечтал быть скульптором или худож­ником. Но не жалею, что все так сложилось. У меня в «Белпромпроекте» были замечательные наставники, которые делали из зеленого выпускника профессионала. А то, что потом никуда не ушел… А зачем? Мне было комфортно. Простора для творчества сколько угодно, учитывая уникальную специфику института по всем направлениям деятельности народного хозяйства республики.

— Объекты, которыми занимается институт, достаточно специфические — здания промышленные, административные, особого назначения. Не хотелось переключиться на что-то более оригинальное?

— У нашей профессии уникальный параметр творческого начала. И если ты личность творческая, то тебе не скучно. Считаю, любой человек в работе должен быть немного сумасшедшим в хорошем смысле этого слова, фанатом. Наверное, у меня в характере это есть — стараюсь выкладываться по максимуму. Неважно, что проектирую — гаражи, заводские корпуса, спортивные комплексы, жилье, мне все интересно. Погружаюсь в тему, скрупулезно изучаю, и появляются идеи будущего объекта.

— У нас сейчас хоть и не период борьбы с архитектурными излишествами, но все же принято считать каждую копейку. Как удается сочетать эстетику и функциональность и что для вас первично?

— Мое кредо — от функции к архитектуре. Это понимание дал мне именно «Белпромпроект». В свое время я попал в бригаду Алексея Наумовича Каца. Главным архитектором института был знаменитый Иван Иванович Бовт. Проектировали фармацевтический завод в Борисове. Учителя заставили проанализировать всё: схему производства, передвижение сотрудников, их бытовое обслуживание — множество информации надо было учесть при разработке проекта. И лишь потом приступать к созданию архитектурного образа. Функция диктует облик сооружения. И если работа профессио­нальная, то обе части не противоречат друг другу, а плотно взаимосвязаны. Будешь делать что-то красивое, но проб­лемное в эксплуатации — значит, расточительно и неоправданно потратишь капитальные вложения.

Профессиональная въедливость и глубокое погружение в тему позволили Гродникову создать уникальные работы, многие из которых он запатентовал. Например, в советские времена молодому зодчему поручили сделать проект гаража Совета Министров на улице Клары Цеткин. Сказали: «Сделай такое строение, которого ни у кого нет». Изучал патенты, разработки коллег и придумал действительно не имевший аналогов много­уровневый гараж-стоянку со станцией технического обслуживания. После того как спроектировал гараж скорой помощи на улице Пет­руся Бровки, получил на него патент. Работа над проектированием многоуровневых гаражей продолжалась и вылилась в новые патенты и даже изобретения. Кстати, перехватывающие парковки и стоянки над магистралями (такие уже есть в Москве), одновременно соединяющие жилые массивы разных микрорайонов, — тоже идея Гродникова. Сегодня это особенно актуально для Минска. Такое решение позволяет значительно экономить городские территории и минимизировать выбросы от автомобилей в жилых зонах, освобождая дворы для детских площадок и зелени.

Орден Почета аналогичен советскому ордену «Знак Почета», которым награждали за трудовые заслуги. Во времена СССР пять белорусских зодчих удостоились ордена «Знак Почета». В суверенной Беларуси эта награда, которая вручается с 1997 года, впервые досталась архитектору.

Другая тема в творчестве зодчего — проектирование жилья.

— В свое время увлекся проектированием малогабаритных квартир, — рассказывает архитектор. — Изучил довоенный мос­ковский, ленинградский опыт и сделал проект квартиры-студии на 18 квадратных метров, потом на 24 и 40 квадратных метров. Причем в многоэтажках обычного секционного типа, а не малосемейках, похожих на общежития. Считаю, такого жилья должно быть больше, это своеобразный подменный фонд для молодых специалистов или небольших семей.

Отдельной вехой в деятельности Марата Гродникова стали спортивные комплексы. Причем им созданы как небольшие симпатичные типовые катки для малых городов, так и крупные многофункциональные арены, которые можно назвать досуговыми центрами. Ведь там есть и предприя­тия торговли и общественного питания, площади можно использовать для проведения концертов и других массовых мероприятий. Интересно, что внешне ледовые дворцы все разные. Например, в Бобруйске сооружение напоминает летающую тарелку, а «Чижовка-Арена» — две капли воды. Такое решение подсказало соседство с водохранилищем. Кстати, купольная форма этой арены позволила создать экономичное пространство с минимальным объемом, без лишних кубометров, которые надо отапливать, вентилировать и прочее. Реализован тот самый принцип от функции к архитектуре.

— «Чижовка-Арена» — это жилой дом для хоккеиста, где все продумано: кратчайшие пути выхода на лед, места отдыха, отличный восстановительный центр, — рассказывает Марат Никитович. — При работе оказалась бесценной помощь тренера нашей хоккейной команды Михаила Захарова. Именно с его подачи нашли оптимальные решения для размещения спортивной составляющей комплекса, что в итоге и сделало его объектом высокого класса.

— Марат Никитович, слышала, что образ парусов, который вы использовали при проектировании комплекса административных зданий на Тимирязева, у вас появился даже раньше, чем знаменитый отел­ь «Парус» в Дубае. Это верно?

— Тут не важно, кто первый, кто второй. Ведь иногда идея витает в воздухе, и не ты один ее нащупываешь. Тут важно другое. Ценность этой работы в том, что на базе типовой серии изделий сборного железобетона попытался создать интересный образ. Даже на градостроительном совете отметили наш проект как некое новое направление в архитектуре. В этих закруглениях, пластичных линиях я вижу сходство с природой. При этом здания очень функцио­нальны, соотношение общей и полезной площади отличное — практически нет потерь за счет определенных планировочных решений. А это максимальная прибыль при эксплуатации здания, то есть функция выполнена на 100 процентов. При этом внешне удалось сделать застройку выразительной, запоминающейся, хотя инвесторам квадратный метр обошелся чуть дешевле, чем обычно. В этом, думаю, положительный итог моей работы по проектированию бизнес-центров.

— Наверное, бывают ситуации, когда нравится свой проект, а его приходится переделывать по требованию заказчика? Вообще, насколько архитекторы зависимы от заказчиков?

— Один из последних примеров — гостиница возле «Чижовка-Арены», которую тоже наш институт проектировал. Здание по форме должно было напоминать улитку, но проект решили упростить. Хотя фактически за те же деньги могли бы сделать отель во сто крат лучше. Ведь мой принцип — от функции к архитектуре — не позволяет превышать разумные финансовые затраты. Слава богу, что сам комплекс «Чижовка-Арена», проект которого одобрил Президент, никто не посмел перекраивать, хотя были трения с заказчиком из-за замены концептуальных строительных материалов, определяющих образ сооружения. Но потом пришли к пониманию. Когда удается сделать то, что задумал, работа приносит радость.

— Глядя на современную застройку Минска, не возникает желания «вот здесь бы по-другому сделать»?

— Чаще восторгаюсь. Например, новым жилым районом Лебяжий — мощная функциональная архитектура для сегодняшнего дня. Конечно, встречаются в городе отдельные здания, которые не вписываются в среду обитания, но у каждого архитектора свое видение пространства. А вот что мне резко не нравится, так это застройка у библиотеки. Получились разрозненные объекты, которые не складываются в ансамбль. И флагман этого — красная стена торгового центра вдоль проспекта, которая закрыла вид на Нацио­нальную библиотеку. Как можно было комитету архитектуры это согласовать и к тому же без общественного обсуждения?

— Как вы относитесь к уплотнению города?

— В целом плохо, потому что город перегружен. Но отдельные территории для новостроек нужно и можно находить, главное, чтобы они не создали излишней нагрузки на социальную сферу.

В послужном списке зодчего 43 года работы в РУП «Белпромпроект», где он прошел путь от техника-архитектора до главного архитектора проектов. При этом уже давно трудится в персональной творческой мастерской. По проектам Марата Гродникова строили промышленные, спортивные, жилые объекты. Самые известные — ледовые дворцы в Могилеве и Бобруйске, «Чижовка-Арена», административные здания-паруса на Тимирязева. Сейчас по его проекту реконструируют бывший Молодежный театр на проспекте Машерова.

Автор: Ольга Жарина газета Минский курьер.