leonardo 2017 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ АРХИТЕКТУРЫ
Новости из Могилева

Есть проблема

Что имеем — не храним? Как исчезает историческая застройка в центре Могилева.

Алексей КОНОПЛЁВ,

фото автора

Исторический центр Могилева постепенно превращается в современный город с высотными зданиями из стекла и бетона. Представители общественности бьют тревогу — количество зданий XVIII — XIX вв. постоянно сокращается, а отреставрированные теряют свое аутентичное своеобразие. Можно долго спорить об эстетике городского пространства и уместности современной архитектуры, но нельзя игнорировать проблемы сохранения исторического наследия. Мы расскажем о целом квартале в центре города, который тихо разрушается вот уже более 10 лет.

В независимой Беларуси сохранение архитектурного наследия стало одним из приоритетов политики государства. Существует Государственный список историко-культурных ценностей, специальные органы, призванные следить за соблюдением законов в сфере охраны исторического наследия. Можно привести примеры успешных реставраций, вовлечения таких объектов в культурный и туристический оборот. Однако и противоположных случаев тоже немало.

Например, в Могилеве, историческая застройка которого и так не отмечается высокой сохранностью, знаковых объектов может стать еще меньше. Уже несколько лет внимание общественности и местных властей приковано к ул. Лазаренко. В самом ее начале сохранились остатки исторического квартала.

Улица Лазаренко (ранее Виленская) — одна из древнейших в Могилеве. Она известна с XVI века как главная улица Виленского предместья Нового города. Двести лет назад этот въезд в город украшали парадные Виленские ворота, выполненные из камня в стиле ампир. Их построили имперские власти взамен более древних деревянных, которые когда-то составляли 3-й пояс городских укреплений. Проект был типовой — точно так же выглядели Шкловские, Быховские и Черниговские ворота. К сожалению, ни одна постройка до нашего времени не сохранилась. Существует единственная фотография Черниговских ворот, которая позволяет представить их внешний облик.

В конце XIX — начале XX века в начале Виленской улицы развернулось каменное строительство. В 1910-м предприниматель Брук построил два доходных дома (ныне ул. Лазаренко № 13 и № 15). Из дошедших до нас документов известно, что один из них в качестве гостиницы на восемь номеров арендовала некая Сара Кац. Дома были жилыми до 1985 г., после чего людей расселили. В одном из зданий долгое время размещался медвытрезвитель.

Современный облик улицы продолжил формироваться в 1930-е, когда в городе развернулось массовое строительство. Тогда же возвели и мост через реку Дубровенка, которая пересекает город. Он связал этот район с другими частями города. Малоэтажная реконструкция продолжилась и после Великой Отечественной войны по генеральному плану 1947–1950 гг.

Пожары и мародерство

Интерес представляют дома № 7, 9, 11, 13 и 15. У каждого здания своя история. Например, дом № 15 после отселения более 10 лет стоял бесхозным. За это время его разграбили мародеры: вынесли батареи отопления, металлические входные двери, газовые и электрические счетчики, декоративные украшения балконов и сантехнику. Девять раз это здание поджигали.

— Здание по адресу Лазаренко 11, — бывший вытрезвитель города, — рассказывает председатель Могилевского областного совета Белорусского общества охраны памятников истории и культуры Владимир КРАВЧЕНКО. — После закрытия оно продолжало находиться на балансе УВД Могилевской области, а затем его передали коммунальным службам. Его также разворовали. Виновников повреждения окон и дверей милиция не нашла.

В бросовом строении регулярно происходили возгорания. Пожар повторился и в июле 2017 года. По информации МЧС огонь повредил 100 мкровли и 50 мперекрытий. Полностью выгорели внутренние части здания. Вся крыша оказалась уничтоженной, а со стены бесследно исчезла табличка о том, что перед нами историческая ценность.

По словам Владимира Кравченко, похожая участь настигла и соседний дом № 13. Здание также более 10 лет простояло законсервированным, ожидая нового собственника и капитального ремонта. В 2013 году его сильно повредил пожар.

— Это было очень красивое здание. Сейчас без крыши оно смотрится непрезентабельно. Но фундамент дома не нарушен, и если не увеличивать этажность, то оно еще простоит много лет.

Охранный статус не всегда помогает

Городские власти пытались «пристроить» освободившиеся площади, но задача оказалась непростой. Место для инвесторов вроде бы интересное, однако будущих владельцев останавливал охранный статус этих зданий. В случае покупки пришлось бы потратить огромные деньги на реставрацию, тщательно согласовывая ее процесс с Министерством культуры.

Прогресса в продажах не наблюдалось, и к бизнесу решили повернуться лицом. В 2013 году председатель горисполкома Владимир ЦУМАРЕВ поручил «еще раз детально пересмотреть список историко-культурных ценностей». Чиновники подготовили обоснование, и 27 ноября 2013 г. Белорусская республиканская научно-методическая рада по вопросам историко-культурного наследия при Минкульте лишила пять зданий охранного статуса. Однако последовал общественный резонанс, и после вмешательства Генпрокуратуры это решение отменили.

— На мой взгляд, главной проблемой является отсутствие у таких зданий конкретного собственника, — отмечает общественный деятель. — Многие памятники формально принадлежат государству и находятся в коммунальной собственности, на балансе местных ЖЭУ, которым до них, по сути, дела нет. Это только ускоряет процесс их уничтожения. Здание не используется, его окна разбивают, двери выламывают, крадут самое ценное.

Второй момент — бюрократическая волокита по вопросам передачи строения. Этот процесс в сегодняшних условиях может тянуться годами. Непросто и с ремонтом — некоторые требования о предоставлении проекта на проведение работ не обоснованы. В итоге получается, что их стоимость нередко выше, чем реальные затраты на ремонт. Неудивительно, что многие потенциальные инвесторы предпочитают не связываться с этими процессами и обходят памятники архитектуры стороной.

Злоключения одного дома

Ситуация сдвинулась с мертвой точки в 2014-м, когда дом № 15 выкупило частное предприятие «Сектор» за 770 млн неденоминированных рублей и приступило к работам. Новые владельцы планировали его реконструировать под «административное здание с ветеринарной аптекой». В следующем, 2015-м, удалось продать с аукциона дома № 7 и № 13. Здания потеряли около 80 % первоначальной стоимости и обошлись новым владельцам в 902 и 199 млн неденоминированных рублей соответственно. Там также должны были появиться административно-торговые помещения. Но дело не пошло.

— Заказчики решили получить большую прибыль и надстроили в доме № 15 третий этаж, — рассказывает Владимир Кравченко. — Дело в том, что в конце XIX века, когда творил известный городской архитектор Петр Камбуров (его знаменитая работа — городской театр), существовала практика городской жилой застройки практически без фундамента. Двухэтажные дома с деревянными перекрытиями возводились фактически на песке. Тогда это всех устраивало, и сооружения получались дешевыми и прочными. Но надстроенный третий этаж с бетонными перекрытиями значительно утяжелил всю конструкцию. По зданию поползли трещины — две стены стали уходить в сторону улицы и во двор. И разрушение продолжается.

Когда о такой масштабной перестройке стало известно, работы пришлось приостановить. Пока шли проверки и судебные заседания, само предприятие «Сектор» обанкротилось. Сейчас в активной фазе находится ликвидационное производство, а дом № 15 вошел в список распродаваемого имущества.

— Прошло уже четыре аукциона, но это здание продать еще не удалось, — рассказал антикризисный управляющий Сергей ГРИНКЕВИЧ.  На последнем аукционе одна фирма заинтересовалась, запросила документы, но так и не купила.

К слову, цена лота составляет 385 800 рублей. Потенциальный покупатель также должен быть готов инвестировать круглую сумму, чтобы для начала предохранить исторический памятник от разрушения.

— И внешний облик здания, и состояние конструкций сильно изменились, — подытоживает Владимир Кравченко. — Сохранять его в таком виде нет никакого смысла. Вариант спасения памятника — снос надстроенного этажа и облегчение нагрузки на стены дома. Если этого не сделать, оно, рано или поздно, рухнет. Это лишь вопрос времени.

Болевые точки

Тревогу защитников старины вызывают и другие объекты городской архитектуры. Например, уже четыре года ищут инвестора для дома по пер. Комиссариатский, 17. Строение признали аварийным, а проживающих там людей отселили. И этот памятник архитектуры, оставшийся без охраны и хозяина, постепенно разрушается.

— В декабре 2017-го там уже были выбиты стекла, повреждены оконные рамы, украдена входная металлическая дверь, После нашего обращения в милицию, ЖЭУ, на балансе которого здание находится, указало, что оно имеет нулевую стоимость и кража дверей, взлом окон и уничтожение стекол не принесло никаких материальных потерь. Уголовное дело по факту причинения ущерба памятнику было прекращено.

Больше года стоит без крыши и здание штаба в бывшей воинской части по ул. Крупской. Разрушаются стены, а недавний пожар еще больше повредил конструкции.

В то же время вовсю кипят работы на месте будущего парка в Подниколье. Объект ландшафтной архитектуры должен включить, в том числе, территорию бывшего предместья «Школище» — исторической части проживания евреев. Следует отметить, что в последние годы этот район города был основательно запущенным. Сейчас территорию избавили от лишней растительности и мусора. Городские власти заключили договор с Институтом истории НАН Беларуси. Ученые ведут надзор за работами, и в случае обнаружения остатков зданий должны их оценить и определить дальнейшую судьбу.

Сразу же встал вопрос, что делать с двумя зданиями дореволюционной постройки (ул. Большая Гражданская, 13), которые находятся в зоне работ. Одно из них не имело охранного статуса и долгие годы пустовало — его решено было снести, что и сделали в 2016-м. Второе — бывшая синагога — находится в списке памятников архитектуры. Нашелся инвестор, готовый открыть там ресторан. Но реконструкция остановилась.

— Заказчик, выполнявший эти работы, отошел от проекта. Использовал более дешевый материал, чтобы сэкономить, — говорит Владимир Кравченко. — Тем самым оказалась нарушенной аутентичность здания. Его нужно переделывать.

Лицом к истории

— Необходимость изменения отношения к памятникам истории и архитектуры не просто назрела, она уже перезрела, — заключает Владимир Кравченко. — За послевоенные годы в Могилеве уничтожено больше строений дореволюционной постройки, чем за годы Великой Отечественной войны. Под разными предлогами сносят здания, которые не входят в список памятников. В последнее время были уничтожены дом № 9 по ул. Воровского (XIX век), который был в относительно неплохом состоянии. Снесен комплекс зданий бывшего предприятия по адресу ул. Левая Дубровенка, 13. Если так будет продолжаться, то в скором времени охранять будет нечего.

Общественные организации координируют усилия неравнодушных энтузиастов, заинтересованных в охране исторического наследия. Например, на уборку территории вокруг здания по пер. Комиссариатский, 17 добровольно вышло более 50 человек. Однако подобных акций явно недостаточно.

Хочется надеяться, что со временем белорусское общество, и в первую очередь представители бизнеса, как самая активная его часть, придет к пониманию, что собственная история — это тоже ценность, причем довольно серьезная.