Славная страница в архитектуре Беларуси (О творчестве Народного архитектора СССР Георгия Заборского)

ОН ПРОПИСАН НА ПЛОЩАДИ ПОБЕДЫ

Человек, о котором пойдет речь, навсегда прописан на площади Победы в белорусской столице. И каждый, будь это гражданин Беларуси, иностранный турист или глава делегации, представляющей другую страну, возлагая цветы или венки к обелиску, посвященному памяти воинов Советской Армии и партизан, погибших в Великой Отечественной войне, воздает дань уважения не только павшим героям. Одновременно он склоняет голову и перед именем того, кто превратил названную площадь в главную для Минска и для всего белорусского государства. Это выдающийся белорусский зодчий Георгий Владимирович Заборский – минчанин по рождению, выпускник Всероссийской Академии художеств в Ленинграде, Народный архитектор СССР, Заслуженный строитель БССР, академик Белорусской и Российской академий архитектуры. Его творения будут украшать и Минск и многие другие места в Беларуси всю предназначенную для них жизнь. Он первым задумал, что монументу Победы в белорусской столице быть и стал искать его облик.

Да, справедливости ради, надо сказать, что в осуществлении этой идеи он был не один. Вместе с Г.В.Заборским работал над проектом Владимир Адамович Король – тоже Народный архитектор СССР. В полную меру своего большого таланта в создании знакового обелиска участвовали великолепный скульптор, Народный художник СССР, Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии СССР Заир Исаакович Азгур, Народный художник БССР скульптор Андрей Онуфриевич Бембель, Народный художник БССР, лауреат Ленинской премии скульптор Сергей Иванович Селиханов,  Народный художник БССР, скульптор Алексей Константинович Глебов. Названная четверка мастеров создала бронзовые горельефы для монумента Победы, размещенные на четырёх гранях постамента: «9 мая 1945 г.» – А.Ф. Бембель, «Слава погибшим героям» – З.И.Азгур, «Советская армия в годы Великой Отечественной войны» – С.И.Селиханов, «Партизаны Белоруссии» – А.К.Глебов. И все-таки главным в том творческом коллективе был Г.В.Заборский, начавший вынашивать идею такого монумента еще тогда, когда гитлеровцы стояли у Сталинграда и Ржева, а его родной Минск был ими оккупирован.

К началу войны жизнь Георгия Заборского, как говорится, вполне сложилась. Он получил диплом художника-архитектора в Ленинградской академии искусств – престижнейшем учебном заведении, в котором учились знаменитые архитекторы Василий Баженов, братья Бенуа, не менее знаменитые художники Илья Репин, Иван Шишкин, Александр Иванов, братья Крамские. Он успел победить в конкурсе на памятник, посвященный воссоединению Западной Белоруссии, двадцать лет находившейся под польской оккупацией, который предполагалось установить в Белостоке. Не случайно после возвращения в Минск его пригласил на беседу первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии П.Г.Пономаренко и предложил возглавить специальную экспедицию по южным областям республики с целью изучения белорусской народной архитектуры. Заборский тогда и предполагать не мог, насколько познания, полученные в ходе той экспедиции, понадобятся ему через полтора века, в очень трудные для него времена. А еще он, наконец, женился. И вот «22 июня ровно в четыре часа…».

В первый день той войны Георгий Заборский, как и очень многие, полагал, что ему не придется брать в руки оружие. Ожидалось, Красная Армия настолько быстро даст отпор обнаглевшему агрессору, что с него даже не успеют снять бронь. Сын Якуба Коласа – классика белорусской  литературы – Данила потом вспоминал, что 23 июня «отцу позвонил тогдашний секретарь ЦК КП(б)Б Т.С.Горбунов, сообщил о взятии нашими войсками Кенигсберга. Весть, разумеется, обрадовала всех». Таким словам верили, потому что это был самый желанный исход. Никому ведь не хотелось, чтобы война разделила людей на живых и мертвых, что она делает неизбежно.

Но 24 июня в полдень началась страшная бомбардировка Минска. Город, по преимуществу деревянный, запылал. Пораженный зрелищем, Георгий рисовал на планшете, как клубы огня и дыма закрывают здание оперного театра, введенного в строй только два года назад. Затем, как он сам вспоминал, задыхаясь от дыма, побежал домой и сказал матери, что уходит в армию. Рисунок закопал во дворе в стеклянной банке, потому он сохранился и теперь находится в Белорусском государственном архиве научно-технической документации.  Назавтра, уже за городом, Заборский и его друг Алексей Глебов присоединились к одной из воинских частей, откуда были отправлены на сборный пункт.

Как человек, познавший, что такое передний край на войне, он впоследствии полагал, что судьба его довольно долго хранила и под обстрелами, и в контратаках. Больше месяца. Но 30 июля в жаркой схватке под Ярцево пуля пробила ему горло, а осколок мины вонзился в шейный позвонок, от чего надолго отключилась правая рука. Через пять месяцев госпиталей Заборский был комиссован из армии. Однажды эвакогоспиталь в предуральском Троицке, где он пребывал на дальнейшем излечении, посетил первый секретарь Челябинского обкома партии Н.С.Патоличев. Работающие там медики решили показать высокому гостю «сумасшедшего белоруса», который на случайно найденных листах бумаги рисует проект памятника победы, который, как он твердит, будет установлен в Минске. Патоличев после встречи и беседы распорядился хотя бы простынями отгородить для парня специальный угол.

А потом случилось так, что, уже не в госпитале, закончив один из своих проектов, который он считал наиболее удачным на то время, Заборский узнал, что освобожден его родной Минск. Это было 3 июля 1944 года. Ему тогда неведомо было, что обелиск будет открыт ровно через десять лет – 4 июля 1954 года. И уж совсем он не предполагал, будучи в Троицке, что через несколько лет Патоличев приедет в Минск и возглавит ЦК белорусской компартии. К тому времени уже существовало решение о возведении обелиска Победы, выбрано место для него, которым стала площадь, называвшаяся тогда Круглой. Состоялся и первый этап конкурса на проектирование такого монумента, однако было принято постановление о проведении нового. По его итогам лучшим был признан проект Г.В.Заборского и В.А.Короля. Во время первой же встречи с Георгием Владимировичем, к тому времени уже известным архитектором, Николай Семенович узнал недавнего солдата и сказал: «Будем строить памятник Победы!».

Оперная певица, Народная артистка СССР Тамара Николаевна Нижникова, присутствовавшая на открытии монумента, потом не раз говорила, что многие плакали, становились на колени. То же случалось и с приходившими на Круглую площадь в последующие дни. Г.В.Заборский тоже писал в своих воспоминаниях, что началось “сплошное паломничество к этому священному месту”. Были не только слезы в глазах у многих, были, как утверждают, и молитвы. Так началась жизнь монумента, без которого уже невозможно представить и белорусскую столицу, и белорусскую республику.

Минск и всю Белоруссию невозможно теперь представить без многого, что сделал для нее Георгий Владимирович Заборский. Построенную по его проектам улицу Ленина принято сравнивать с улицей знаменитого зодчего Росси в Санкт-Петербурге. Здание Минского суворовского училища, как утверждают многие специалисты, является одним из самых красивых в белорусской столице, что оно своими очертаниями напоминает санкт-петербургский Константиновский дворец, одним из зодчих которого был сам Бартоломео Карло Растрелли.

Дома, построенные по проектам Георгия Владимировича, украшают столичный проспект Независимости. На минских площадях и улицах стоят его педагогический университет, театр кукол и кинотеатр «Пионер», здание бывшего ЦК комсомола, теперь ЦК БРСМ. Ему принадлежит авторство аэропорта «Минск-1», Дома приемов, целого квартала жилых зданий у автозавода. Он проектировал дом, в котором жил Якуб Колас, есть его вклад в создании площади, на которой классик белорусской литературы, изваянный Заиром Азгуром – пожизненным другом Заборского, присел на камне на вечные времена. Историки архитектуры подчеркивают, что Георгий Владимирович принимал самое деятельное участие в создании четырех важнейших площадей белорусской столицы, ставших, по их же словам, жемчужинами, нанизанными на главную магистраль Минска – проспект Независимости.

Он создал и мемориальный комплекс на острове Зыслов, где во время войны размещался штаб Минского партизанского соединения, участвовал в конкурсах на проек мемориала «Бресткая крепость», его задумкой был и Курган Славы. А еще его по праву можно назвать отцом белорусской сельской архитектуры. Это Заборский наполнял содержанием и создавал то, что теперь называется агрогородками, сумев соединить особенности сельской жизни с максимумом удобств, объектов культурного и бытового обслуживания, характерных для города.

Нет, нельзя сказать, что его творчество и жизнь шли безоблачно. Была и ревность коллег, и возгласы конкурсных комиссий: «Опять Заборский!?». После развода с первой женой его оставили за рамками брестского конкурса, лишили проектной мастерской в Белгоспроекте и должности доцента на факультете архитектуры в политехническом институте, хотя он был беспартийным. Ему пришлось стать рядовым архитектором в Белсельхозпроекте. Но именно Заборского пригласил первый в Белоруссии Герой Советского Союза и Герой Социалистического Труда К.П.Орловский проектировать центральную усадьбу в его хозяйстве – первом в СССР колхозе-миллионере «Рассвет». И не ошибся.

Затем пришла очередь прекрасных комплексов в колхозе «Чырвоная змена» в Минской области», совхозе «Прогресс» в Гродненской и еще многих хозяйств. На его долю выпало творческое руководство всем экспериментальным сельским строительством в республике.  Одну за другой он стал получать самые высокие и престижные премии: Государственную премию СССР, премию Совета Министров СССР, премию Всесоюзного совета профессиональных союзов. Ему было присвоено звание Народного архитектора СССР. В истории белорусской архитектуры такое случилось только дважды.

Коллеги ценили в нем не только профессиональные таланты, но и великолепные человеческие, педагогические качества, благодаря которым он и их делал специалистами высокого класса, ибо учил не только заучивать, а и думать, искать, творить. И никогда не жалел для них собственных идей. Архитектор Л.Д.Усова свой вывод сформулировала кратко: «Он бережно пестовал нас…».

Свое отношение к Шефу в самом лучшем понимании этого слова они часто выражали и в рифмах, чем во все времена мог и может похвастаться мало кто из руководителей. Одно из стихотворных посланий, посвященное 80-летию Учителя, написал архитектор Ю.Ф.Потапов, работавший с Георгием Владимировичем БелНИИгипросельстрое:

С осколками в груди на койке госпитальной

Все горечи войны успев уже изведать,

Куском карандаша Вы на листке случайном

Чертили монумент желанной всем победы.

Уже тогда – в разгар войны такой жестокой

За грохотом боев и самолетным гулом

Вам снился новый мир и обелиск высокий

На круглой площади. С почетным караулом.

И чередою плыли перед Вашим взором

Дворцов воздушных светлые проекты,

Ансамбли, площади, широкие проспекты,

Венчальный силуэт с причудливым узором.

Вы видели детей, смеющихся от счастья,

Суворовцев, вперед идущих плотным строем…

И хоть не спас Вас бог от бед и от напастей,

Вам много удалось задумать и построить.

Сейчас в свою мечту Вы нам открыли двери,

По Вашим улицам мы ходим и проспектам.

Спасибо Вам за сделанное все.

Мы верим в Ваши новые проекты.

Вас годы и невзгоды не согнули,

Хотя сегодня вам и не до сантиментов.

А мы стоим у Ваших монументов –

Все архитекторы – в почетном карауле.

А Вы сейчас сидите, спрятав взгляд печальный,

И, кажется, что мы отсутствуем при этом…

Кусок карандаша… И на листке случайном

Рисуются фасады с новым силуэтом…

Любил сочинять стихотворные строки и сам Георгий Владимирович. Чаще он посвящал их и любимому делу:

Труден творческий труд… Вдохновенье…

Бессонные ночи, эскизов гора…

В результате победа, а с ней – наслажденье!..

В одном из его стихотворений есть и такие строки:

«Широка страна моя родная Беларусь

На весь мир тобою я горжусь…»

Теперь Беларусь гордится им. И это навсегда.

Яков АЛЕКСЕЙЧИК.

Г.Минск

НА СНИМКАХ:

Митинг по случаю открытия обелиска Победы на Круглой площади 4 июля 1954 года. Кадр из документального фильма.

Г.В.Заборский в 90-е годы ХХ столетия.

Горящий Минск. 24 июня 1941 года. Рисунок Г.В.Заборского.