Материалы

Белорусский Союз кинематографистов приглашает архитекторов

kinoРеспубликанское   общественное   объединение «Белорусский Союз Кинематографистов» приглашает 22 марта в понедельник в 18-00ч. в «ДОМ КИНО» на творческую встречу  с  режиссёром фильма «Комиссар» АЛЕКСАНДРОМ АСКОЛЬДОВЫМ.

По окончании встречи состоится показ фильма«КОМИССАР».

«Комиссар» — художественный фильм, снятый в 1967 году по мотивам рассказа Василия Гроссмана «В городе Бердичеве». Картину показывали на экранах многих стран мира, её знают и ценят ведущие кинематографисты мира.

ВХОД СВОБОДНЫЙ ДО ЗАПОЛНЕНИЯ.

«Комиссар» — художественный фильм, снятый в 1967 году режиссёром Александром Аскольдовым по мотивам рассказа Василия Гроссмана «В городе Бердичеве». Картину показывали на экранах многих стран мира, её знают и ценят ведущие кинематографисты мира.

Сюжет

Действие фильма происходит во время Гражданской войны. Героиня — комиссар Красной Армии (Нонна Мордюкова) — привыкла к суровой, мужской военной жизни, и, казалось бы, в ней не осталось ничего женского. Поэтому беременность приводит её в ужас. Попав в семью бедного многодетного еврея Магазаника (Ролан Быков), она постепенно «оттаивает». Но жестокое время диктует свои жестокие законы.

Запрет

Этот фильм был запрещён для показа более 20 лет. Фильм Аскольдова был одним из тех, которые власть заперла на замок из патологической боязни говорить людям правду. За свою картину Аскольдов подвергся такому остракизму, которому не подвергался ни один советский режиссёр. После показа «Комиссара» его уволили со студии со штампом в трудовой книжке «профессионально непригоден», исключили из партии, лишили возможности работать по профессии. Сам фильм был не просто положен на полку - из ЦК КПСС пришёл приказ смыть негативы фильма! Сергей Аполлинариевич Герасимов не подчинился этому требованию и спас фильм: после смерти Герасимова комиссия в его сейфе не нашла ничего, кроме партбилета и... единственного негатива фильма "Комиссар".

 

В ролях

•          Нонна Мордюкова — комиссар Клавдия Вавилова

•          Ролан Быков — Хаим-Абрам Магазаник

•          Раиса Недашковская

•          Людмила Волынская

•          Василий Шукшин

•          Отар Коберидзе

•          Валерий Рыжаков

•          Леонид Реутов

Международные призы

•          Серебряный медведь – Специальный приз жюри – Гран при, Международный Западноберлинский Кинофестиваль.

•          Международный приз кинокритики (Фипресси-Приз), Международный Западноберлинский Кинофестиваль.

•          Приз католической киноорганизации (Осик-Приз), Международный Западноберлинский Кинофестиваль.

•          Приз евангелического киножюри (Отто-Дибелиус-Приз), Международный Западноберлинский Кинофестиваль.

•          Гран При, Международный Кинофестиваль, Сан-Франциско, США.

•          Гран При, Международный Кинофестиваль, Иерусалим, Израиль.

•          Гран При, Международный Кинофестиваль, Кемпер, Франция.

•          Гран При, Золотой дельфин, Международный Кинофестиваль Троя, Сетубаль, Португалия.

•          Гран При Международного Фестиваля Еврейского Фильма, Сан-Франциско, США.

•          Приз за лучшую режиссуру, Международный Кинофестиваль, Гент, Бельгия.

•          КРО-киноприз Католического радио и телевидения, Нидерланды.

•          Приз «Звезда года — золотая роза», газета «АЦ», Мюнхен, ФРГ.

•          Приз кинокритиков ГДР: Абсолютно лучшему фильму 1989 года на экранах ГДР.

•          Номинация на приз «Оскар» в категории «Иностранный фильм», США.

•          «Комиссар» признан «Фильмом года» в ФРГ, Швейцарии, Швеции и ГДР, а также «Самым успешным русским фильмом на экранах ФРГ после Второй мировой войны».

 

•          Нонна Мордюкова за фильм «Комиссар» названа среди десяти лучших актрис XX века (Британская энциклопедия, Лондон, раздел «Кто есть кто»).

 

•          Фильм «Комиссар» имел торжественный показ в Конгрессе США.

•          Александр Аскольдов избран почетным членом Международной киноорганизации Всемирного совета церквей – Интерфильм.

 

•          Призы Киноакадемии «Ника-88»

o          оператору (Валерий Гинзбург)

o          композитору (Альфред Шнитке),

o          актёру (Ролан Быков),

o          за роль второго плана (Раиса Недашковская)

 

Съёмочная группа

драма

Продолжительность: 104

СССР 1967

Автор сценария: Василий Гроссман

Режиссер: Александр Аскольдов

Продюсер:

Сценарий: Александр Аскольдов (по рассказу Василия Гроссмана "В городе Бердичеве")

В ролях: Нонна Мордюкова, Ролан Быков, Раиса Недашковская, Людмила Волынская, Василий Шукшин и др.

Музыка: Альфред Шнитке

Оператор: Валерий Гинзбург

Технические данные

•          Чёрно-белый, звуковой (mono)

 

Запрещенный советской цензурой шедевр поэтического, философского и в какой-то мере политического кинематографа. Единственный фильм режиссера Александра Аскольдова, по суду объявленного профнепригодным и в дальнейшем вынужденного заниматься организацией массовых шоу, типа телевизионных концертов Пугачевой. Поднятый из архивной пыли спустя двадцать лет, фильм триумфально обошел мировые экраны и принес международную известность Нонне Мордюковой, менее чем за два часа экранного времени сыгравшей сначала почти вочеловечение (а затем окончательное развоплощение) почти дьяволицы почти в Богоматерь. Кроме прочего, "Комиссар" Аскольдова - в какой-то мере полемический ответ картине 1963 г. "Оптимистическая трагедия" (реж. С. Самсонов) по пьесе Вишневского, безальтернативно воспевающей красную фурию.

В основу ленты положен рассказ полузапрещеннного тогда писателя Василия Гроссмана, рассказывающий не о романтике революции, но о реальной правде гражданской войны, уничтожающей в первую очередь отнюдь не классы, а живых людей.

Забеременев от погибшего соратника по борьбе и пропустив все мыслимые сроки, когда еще можно сделать аборт, пламенная революционерка и красный комиссар Клавдия Вавилова (Н. Мордюкова) останавливается рожать в южном еврейском городишке Бердичеве, где ревкомандир (В. Шукшин) "подселяет" ее в хибару (иначе не скажешь) многодетного еврея, работяги-золотые руки Ефима Магазанника. (Эта роль Ролана Быкова, возможно, лучшая в его блистательной актерской биографии, а кроме того, здесь он, как можно понять, варьирует созданный им же в фильме А. Тарковского "Андрей Рублев" типаж скомороха, умного юродивого, трагического шута, варьирует, полностью переменив психологические и даже, сколь ни кажется это невероятным, физиогномические акценты). Посопротивлявшись больше для виду (ибо сопротивление властям и вообще бесполезно, а в гражданскую - смерти подобно), этот "веселый нищий" уступает комиссарше и свою комнату, и свою кровать, а узнав, что женщина беременна, принимает ее как родную. С тем же сердоболием встречают постоялицу жена Ефима и его почти бессловесная мать.

Без помощи этих людей, обыкновенно с презрением называемых белыми обывателями, красными же - "несознательными элементами", "мадам Вавилова", ни бельмеса не смыслящая ни в чем, кроме революции, пожалуй что и не разродилась бы. А глядя на обычную жизнь обездоленной семьи, не унывающей, однако, благодаря детским играм юных Магазанников, неискоренимому жизнелюбию Ефима, неброской красоте, добросердечию и ни на миг не прекращающимся домашним хлопотам его жены, комиссарша неожиданно постигает истинный смысл жизни - в самой жизни, в любви, в труде, в заботе о ближнем. Постигает и постепенно вочеловечивается, кормя своего младенца, напевая ему колыбельные... Однажды, утратив уже революционный пыл (в идее тоже, конечно, справедливый - ради таких же вот, ради ЭТИХ людей осуществляемый), уже вочеловечившись в женщину и мать, Клавдия идет с младенцем по городу в поисках православного батюшки. Но ей встречается лишь раввин. Она, революционерка, уже готова окрестить младенца (и тем возвыситься до некоего символического воплощения Богоматери), но еще не готова (революционерка!..) совершить этот обряд в иной конфессии.

Дитя останется нехристем. К лучшему ли? Лишь на первый взгляд, лишь потому, что поход Вавиловой с дитятей на руках в поисках церкви фантасмагорически превращается в исход всего местечка на заклание - грядущая через четверть века участь еврейского населения местечка, ныне переходящего от красных к белым, но, быть может, предчувствующего свою судьбу в гитлеровской оккупации.

К лучшему ли, однако?.. Дитя комиссарши будет собственноручно отдано матерью на заклание, ибо красные отступают, теснимые то ли белыми, то ли бандой какого-то батьки. (Отступление, конечно, временное, но этого времени противоборствующей стороне хватит для того, чтобы казнить и "мадам Вавилову", если она не поспешит вслед за своими, и приютивших ее, ни в чем, кроме человеколюбия, не повинных Магазанников. Недаром их ребятишки мучают сестренку, изображая из себя усатых атаманов с деревянными маузерами.) Комиссарша уходит - бежит! - из городка последней, втайне, быть может, надеясь, что если она догонит своих, бросив русского младенца на руки еврейской семьи, он, ее сын, как-нибудь не погибнет, как-нибудь укроют, спасут его Магазанники... Надежды призрачны, и Вавилова это почти понимает, и точно понимаем мы, потому что ничего уже не остается в ее облике ни от Богоматери, ни просто от матери. Исчезает даже и "мадам Вавилова" - вслед за отступающим отрядом красноармейцев, задыхаясь и потрясая маузером, бежит оступившаяся комиссарша: догнать, искупить, убивать.

"Стойте, подождите, черти!" - молча кричит она. А "черти" отступают. Пока. Черти ли? Наверное, все-таки черти. Потому что какие же нормальные люди, какие мужики станут косить литовками пустынные пески (один из самых страшных символов картины). Потому что дело человека - продолжение жизни, а не ее уничтожение. Потому что кто, в сущности, она сама, Клавдия Вавилова, как не "валькирия революции" - читай ведьма войны. Потому что битва гражданской войны и есть поле боя между добром и злом, поле, на котором сражаются не красные и белые, а воинства неба и ада, скорее даже ада и ада, а Бог... "А Бог молчит", как в известной песне. Но молчит ли?

- Вот он, Мой лик, Клавдия, - молча говорит Бог, - указывая ей (и нам) сперва на обнаженные крохотные почти "пипки" магазанниковских ребятишек и сразу вслед - сравни, женщина! - на стальное, нагло задранное к небу дьявольское пушечное жерло.

- Вот он, Мой лик, жена, - повторяет Господь, указывая комиссарше на Ефима Магазанника, человеко- и чадолюбивого неунывающего работягу, на его верную завету первоматери печальноокую вечную спутницу в горе и радости и на его безмолвно творящую добро мать...

- Вот он, Мой лик, матерь, - молча говорит Бог, - сопя крохотным носиком новорожденного сына революции.

Но комиссар Клавдия Вавилова, не сумевшая ни обратить в свою веру Ефима Магазанника, ни отказаться от призрачных идеалов во имя истинного предназначения женщины, ни окрестить сына, ни даже уберечь его в память о своей великой военно-революционной любви, комиссар Вавилова Бога не услышала. И не услышит, несчастная, уже никогда.

Полный  текст