Материалы

РЫНОК ПРОЕКТНЫХ УСЛУГ: защитить профессиональное имя

РЫНОК ПРОЕКТНЫХ УСЛУГ: защитить профессиональное имя

Республиканская строительная газета, Татьяна САВИЧ

 

Ситуацию, которая сегодня сложилась на рынке проектных услуг Беларуси, все эксперты в один голос называют крайне сложной. Спрос на индивидуальное архитектурное проектирование заметно падает, а заказчики, решающиеся обзавестись собственной недвижимостью, становятся, с одной стороны, более требовательными, с другой — экономными. Проектные организации вынуждены искать новые источники дохода как внутри страны, так и за ее пределами. Как следствие — конкуренция в творческой среде возрастает, что приводит к снижению цен на проектные услуги. В итоге на рынке стало появляться больше так называемых эконом-решений. Какова оборотная сторона дешевых проектов, в интервью корреспонденту «РСГ» рассказал директор ОАО «Институт «Минск­гражданпроект» Олег БЫКОВСКИЙ.

— Олег Михайлович, стройотрасль сейчас переживает не лучшие времена. Под удар попал и рынок проектных услуг. А ведь совсем недавно портфель заказов многих проектных организаций был переполнен.

— Несколько лет назад, на пике строительного бума, ощущался острый дефицит услуг проектирования. Тогда же в стране и появилось огромное количество всевозможных объединений, холдингов, проектных бюро и т. д. Параллельно в существующих профильных организациях увеличивалась численность персонала, возрастало и количество выпускаемых вузами специалистов-проектировщиков, закупались дорогостоящие компьютерные программы. Рынок раздувался на глазах. За дело взялись, как говорится, все — кто может и не может. Но, как показало время, искусственно сформированные возможности проектного дела, не подкрепленные реальным планированием, не имеют права на существование ввиду отсутствия соответствующего спроса.

— Как это сегодня отразилось на проектировании?

— Сейчас на фоне раздутого проектного рынка возник дефицит работы. В результате и получается, что, с одной стороны, рынок как бы существует, а с другой — нет. Плюс к этому система его регулирования пока не подстроилась к нынешней ситуации и не соответствует требованиям, предъявляемым заказчиками. Принципиально важно, что под ударом оказалась прежде всего именно архитектура. Ни при получении аттестата на право проектирования, ни при проведении тендеров вопросы умения создавать архитектуру не рассматриваются. А раз нет этого критерия, то главенствующим фактором остается цена проекта. 

— То есть попытка сэкономить на проекте приводит к сомнительным результатам?

— Я ни в коем случае не хочу бросить камень в мелкие и средние организации. У них своя ниша — они занимались своей работой и зарабатывают так, как могут. Но! Я видел результаты их работы и, должен сказать, зачастую они печальны. Появилось большое количество
молодых архитекторов, которые еще не понимают значимости своего труда, ответственности, они не прошли через испытания, когда архитектурное мастерство оттачивается в контакте с более опытными специалистами и проходит проверку временем. Печально то, что сейчас практически никто добровольно сходить с дистанции не собирается. Абсолютное большинство пытается влачить существование и конкурировать на этом  рынке за счет демпинговых цен, тем самым загоняя себя в откровенную нищету. Мы с такими игроками конкурировать не можем, поскольку 60 % стоимости нашего продукта — заработная плата. Сегодня средняя зарплата сотрудников нашего института, стоящих в ряду лучших умов проектного дела, сравнима, к сожалению, со средней зарплатой по республике в целом.

— Многие эксперты сравнивают нынешнее положение дел в проектировании с ситуацией, которая складывалась в силу объективных причин в 1990-е…

— Так, да не так. Разница существенная. Тогда в профессиональном сообществе существовало негласное понимание того, что это временные сложности, и в скором времени наступит момент политической и экономической стабильности. Было очевидно: первым, что начнут развивать, когда появятся деньги, будет строительство. Сейчас у нас такой уверенности нет. Конечно же, эта ситуация сказывается и на рынке труда: многие, прежде всего талантливые, люди уходят из профессии. Парадокс заключается в том, что, как правило, чем сложнее и ответственнее проекты, тем меньше уровень заработной платы тех, кто их разрабатывает. Приведу пример. После строительства нашего объекта — крупнейшего в Беларуси центра водных развлечений, аквапарка «Лебяжий» — из института уволился ведущий главный специалист по инженерным системам. Дело в том, что уровень стоимости проектных работ по этому объекту едва достигал 2 % от стоимости строительства. Но поскольку объект сложнейший, наш специалист был сосредоточен исключительно на нем. В это время коллеги из другой организации занимались более мелкими проектами, и размер их зарплаты оказался значительно больше.

— Как ваш институт выживает в этих условиях?

 — С трудом… Численность персонала сократилась примерно на 20 %. Сейчас беремся за те заказы, которые раньше даже и не рассматривали. Для себя мы определили, что чистым проектированием уже выжить сложно, и загрузку связываем с диверсификацией видов деятельности. Мы разработали проект, в котором согласны выступить и заказчиком, и подрядчиком, и проектировщиком, и даже эксплуатирующей организацией. Совместно с одной из известных фирм создали дочернее предприятие, которое возьмет на себя функцию заказчика. «Минскгражданпроект» продолжит заниматься проектированием. Наше предложение — не быстрые деньги, а, прежде всего, социальный проект. Это строительство семейно-досуговых центров по всей республике. Мы проанализировали рынок и поняли, что в Беларуси недостаточно мест для занятий спортом или семейного времяпрепровождения…  Есть у нас уникальные предложения и для российского рынка.

— Олег Михайлович, в прежних интервью вы неоднократно говорили о том, что белорусский рынок слишком открыт для иностранных проектных компаний…

— Я всегда удивляюсь, почему лозунг «Купляйце беларускае!» не применяется к проектному делу? Он в определенной степени справедлив, поскольку сегодня мы должны защитить свой рынок. Белорусы должны понимать, что если мы не будем пользоваться своими товарами и услугами, то от этого не выиграет никто. Считаю, было бы правильно и проектный рынок отчасти оградить от попадания сюда иностранных игроков. Вот попробуйте приехать в Литву с желанием там заняться проектированием! Мы, признаюсь, пытались, но Союз литовских архитекторов поставил такие условия, что это стало невозможным. Пробовали попасть в Казахстан, где тоже столкнулись со сложнейшими процедурами допуска, которые пройти очень сложно. К примеру, в Германии цеховые союзы регулируют свои рынки и устанавливают правила игры для всех. Это нормальная мировая практика, когда рынок защищает отечественных производителей не только товаров, но и сферы услуг.

— Но там этот рынок регулируют общественные организации.

— Это и есть самое главное. К вопросам регулирования нужно подключить потенциал творческих союзов. Долгие годы ведутся разговоры о создании ассоциации проектных организаций и в Беларуси, но, считаю, она будет эффективна только в том случае, когда инструмент управления рынком будет в руках тех, кто на нем работает.

— Каким вам видится будущее проектной отрасли?

— Светлое будущее наступит только в том случае, когда на архитектуру начнут обращать внимание. Сегодня Беларусь может гордиться лишь штучными объектами, но в наше время еще никто не создал, да и, наверное, уже не создаст те комплексы, которые бы приблизились по своему масштабу и мастерству к архитектурному ансамблю главной магистрали Минска — проспекту Независимости. Получается, что все самое лучшее было создано до нас, в 1950-е годы. Уже никто не заказывает улицу Зодчего Росси, в приоритете — оперативно построить жилой дом или общественное здание, продать его и получить быстрые деньги. Но мы не теряем оптимизма. Мы должны гордиться тем, что в Беларуси сохранилась своя проектная школа. К примеру, в Армении, Грузии система государственного управления проектированием исчезла мгновенно вместе с распадом Советского Союза. Там остались отдельные проектные мастерские, а самые знаковые объекты Тбилиси строят иностранцы. Белорусам нужно ценить и беречь свою школу, которая способна создавать свой уникальный национальный продукт.

 

 

 

 

 

 

Виктор ВЕРЕМЕЙЧИК, директор  компании «ВОРОБЬЕВ ИНЖИНИРИНГ» (группа компаний «ВОРОБЬЕВ и ПАРТНЕРЫ»):

— Корень проблем, с которыми сегодня столкнулся рынок проектных услуг, конечно не в строительстве и не в проектировании, а прежде всего, в состоянии экономики Беларуси. Сложившаяся ситуация усугубляется еще и тем, что она характерна и для рынка России, который для многих отечественных проектных организаций был своего рода «светом в окошке». Приходится конкурировать внутри страны в новых условиях рынка, что требует принципиально иных подходов и нетривиальных управленческих решений.

За последнее время принципиально изменился рынок труда. Если еще недавно мы наблюдали диктатуру исполнителей, прежде всего главных специалистов, которые, когда работодатель начинал требовать повышения производительности или качества работ, спокойно уходили в компанию конкурентов.

Миграция трудовых кадров была процессом обыденным. Сейчас ситуация в корне изменилась. И для владельцев бизнеса, руководителей проектных организаций в какой-то мере работать с персоналом стало проще. Люди начали дорожить своим рабочим местом, которое приносит им хоть порой и небольшие, но стабильные доходы.

Каким образом спасаемся мы?

В первую очередь, дорожим каждым заказчиком, стараемся повышать личную ответственность и производительность конкретных исполнителей, расширяем в разумных пределах зону действия специалистов, обучаем их выполнять дополнительные смежные функции.

Вторая наша стратегическая задача: повышение качества работы, поскольку себестоимость проектной продукции напрямую зависит от того, насколько грамотно выполнен проект изначально. Время, затраченное на исправление ошибок, будь то на стадии прохождения согласования, экспертизы или, что еще хуже, на стадии строительства, в итоге значительно повышает себестоимость продукции, работа становится нерентабельной для проектной организации. Словом, качество проходит красной нитью через всю нашу деятельность.

Также мы стремимся максимально оптимизировать затраты, расстаемся с не лояльными к компании специалистами, не готовыми работать в новых условиях на общий результат. Это позволяет оставить в штате высококвалифицированных сотрудников, дает дополнительные возможности молодым и активным специалистам, которые в жестких условиях существования становятся высокоэффективными и квалифицированными профессионалами в команде новой формации.

На мой взгляд, без оздоровления бизнес-климата в республике, активизации малого бизнеса, прихода серьезных инвестиций, дальнейшее развитие проектирования как сферы услуг будет значительно затруднено.

Тем не менее, текущую ситуацию мы рассматриваем как дополнительный шанс для проектных организаций: стать более квалифицированными, рачительными и ответственными за результат. Все в наших руках.

 

Республиканская строительная газета, Татьяна САВИЧ