Материалы

Гравюра Томаша Маковского 1600 года

gravuramakВ 1980-х годах в Стокгольме был обнаружен хорошо сохранившийся отпечаток гравюры известного топографа и художника Томаша Маковского, изображавшей город Гродно, как он виден с левого берега реки Неман.

Находившаяся до этого в исследовательском обиходе копия была лишена половины изображения, - почти всей массовой застройки, и было неясно, как она располагалась в ландшафте и каков характер ее взаимоотношения с общезначимыми объектами. Найденная гравюра раскрывает эстетические особенности важнейшего этапа формирования города, когда определились основные элементы его композиции, их связи с топографией ландшафта, что весьма существенно для реставрационного направления регенерации исторической застройки Гродно, остающегося по-прежнему актуальным.


Первое, что следует отметить - явно выраженную ярусность в панораме города, состоящую из трех частей: река - как неотъемлемая часть городского пространства, частично застроенные отроги городского плато и наконец, уникальные здания и сооружения, своими сложными завершениями формирующие силуэт ренессансного Гродно. Теперь рассмотрим состав панорамы. Слева, на значительном удалении видна церковь Бориса и Глеба, изображенная как церковь оборонного типа с щипцовой крышей и башнями по углам наподобие церквям первой половины XVIв. в Сынковичах, Мурованке, Супрасле. Ее щипцы имеют завершения, на крыше видна сигнатура с главкой.

Активную часть изображенной композиции составляют объекты, расположенные в границах двух всхолмленных выступов городского плато, а именно - холма старого замка, указанного на гравюре как великокняжеская резиденция "arx" с одной стороны и холма, возглавляемого монастырем с костелом бернардинцев - миноритов из обсервантов, обозначенного на гравюре "monast. Minoru de bser.", - с другой. Итак, мы видим полностью перестроенный из готического замок Стефана Батория, получивший формы итало-нидерландского ренессанса с доминирующим положением королевского дворца. Дворец украшен нидерландскими щипцами, прорисованными на итальянский манер, с валютами и завершениями, а также разновысокими фигурными дымовыми трубами, создающими

овальный силуэт. В замковый двор выдвигается двухтрактовый по боковому фасаду, ризалит, завершенный аттиком с гребнем как и весь дворовый фасад. Напротив дворца по линии оборонительной стены и закрытой галереи располагается королевская баня в башне, точнее, в ее третьем этаже. Башня эта переделана из готической брамы, ее верхний этаж занимает помещение с большими окнами, т.н. "зал алебастровый". Завершается башня высоким флюгером. К башне и галерее пристроена каменица с валютными очертаниями щипца. В левой, мысовой части замка, построены "большая кухня", хозяйственные помещения, жилища поваров. Верхние этажи занимала, вероятно, королевская гвардия. Здесь акцентом является угловая башня с щипцовой крышей, с парадным помещением в верхнем этаже, а к ней смежно с боевой галереей, пристроена каменица, щипцовую крышу которой мы только и видим. Замковая стена по всему периметру укреплена контрфорсами. В правой части ансамбля выделяется купольная брама со шпилем и арочным проемом внизу, где к ней примыкает деревянный мост, соединяющий замковый холм с территорией города.

Соседнее всхолмление вместо бывшего тут еще недавно готического королевского дома, теперь занимают вспомогательные здания новой резиденции короля.¹ Однако, объемную компенсацию в рассматриваемой панораме дает парафиальная Пречистенская церковь XIIв., теперь с шатровым верхом, а также крыша со шпилем въездной брамы. Церковь на гравюре представлена как греческая т.е. православная: "b. M. Virg. Paroch. Eccta græcorum".

В центре композиции - недавно построенный парафиальный приходской костел "parochialis ecclesia". Это крупное сооружение длинной 58,6 м и шириной 23,0 м, фасады украшены ренессансными ордерными формами и арочными нишами С оконными проемами, однако, стрельчатых очертаний. Многоярусную башню-звонницу венчает сложный купол, завершенный крестом. На высокой крыше основного объема – сигнатура с главкой. Правее костела проступает неизвестный башнеобразный объем со сложным завершением, по природе своей – готическим. Он располагается ориентировочно, в юго-западном углу площади рынка, замещая культовую по всей видимости, постройку, показанную на гравюре Маттиаса Цюндта 1568г. с видом Гродно, также левее ратуши.

Далее в пространстве площади хорошо читается верхний этаж и щипцовая крыша ратуши, обозначенной "prætorium", с башней и завершением наподобие флюгера. Щипцы имеют свои завершения, из крыши выступают фронтончики люкарен, - все это обогащает силуэт ратуши формами, близкими к архитектуре голландского ренессанса.

Следующий крупный объект гравюры надписью не снабжен. Здание видимо, расположено на восточной стороне площади рынка. Оно имеет двускатную крышу, на щипце - завершение, - надо полагать, крест, поскольку здание похоже на ту церковь, которая на упомянутой гравюре 1568г. с видом Гродно названа "русский храм в городе". Каменный костел иезуитов на этом месте появится в конце XVII века.

И, наконец, отмеченный ранее костел монастыря бернардинцев, завершающий всхолмленный выступ городского плато. Его ренессансный объем украшают фигурный щипец и башенка с завершениями над крышей. Слева от главного фасада костела видна колокольня с остроконечным верхом. За костелом на кромке городского плато заметна монастырская стена с бойницами и две двухъярусные башенки.

Массовая застройка в городской панораме изображена состоящей преимущественно из двухэтажных домов с щипцовой крышей и эксплуатируемым чердаком. Реже встречаются одноэтажные дома. Кое-где заметно блокирование домов по длинной стороне, плотность застройки в целом очень высокая. Справа на подоле из массы застройки выделяется круглая церковь честного креста с конической крышей и завершением в виде главки с крестом. Это – доминанта местного значения.

Берег реки укреплен деревянными сваями, в них забраны горизонтальные бревна и примерно три таких бревна видны над водой. Конструкция служит одновременно Причалом для лодок. Между нею и домами есть набережная – еще одно членение в ярусной композиции панорамы. У замкового холма набережной нет, - видно только свайное укрепление берега. Заметно, что постоянный подмыв правого берега Немана здесь не оставил пологого участка, который есть на гравюре 1568 года. Занеманский участок города, фрагментарно представленный на переднем плане изображения, состоит из домов усадебного типа, в основном, одноэтажных, с огородами из плетней, с крытым колодцем и копнами сена, - все говорит о малой степени урбанизации. Дома здесь имеют двускатные, но не щипцовые крыши с малым количеством дымовых труб. Самая значительная постройка участка с эркером на фасаде, расположена у моста.

Итак, в верхнем ярусе панорамы, определяющем ее силуэт, прочитывается объемно-пространственная закономерность, а именно: в границах, определенных выступающими вперед крупными доминантами - замком и монастырем бернардинцев, Другие доминанты постепенно удаляются и уменьшаются в объеме. Ракурсы фланкирующих объемов задают направление к середине и вглубь. Скатные силуэты и королевского дворца и бернардинского костела, объем колокольни при нем, также задают направления движению взгляда через промежуточные элементы, такие как комплекс Пречистенской церкви - слева, «русскую церковь», ратушу и башню – справа, к основанию приходского костела - наиболее крупному и удаленному объекту панорамы, занимающему центральное и доминирующее положение, предопределенное всей принеманской топографией исторического Гродно. Именно отсюда «поток» массовой застройки устремляется через естественную седловину и стекает к Неману, разливаясь на подоле. Как можно увидеть и противоположное, центростремительное движение вверх к костелу, находя здесь даже объемно-пространственную метафору голгофы, часто проявляющую себя в культуре эпохи, особенно в XVI веке². В эту же сторону ориентирован крытый мост на ряжевых опорах – очень активный элемент композиции, лишь частично уравновешенный справа церковью честного креста и изображением плывущего парусника. Позже здесь на продолжении улицы мостовой появится переправа, но и в композиции панорамы многое поменяется… а пока, центр ее Маковский подчеркивает еще и группой лодок, причаленных к набережной. Понятно, что Маковский, как человек эпохи Ренессанса, видел город упорядоченной структурой. Однако ничто не указывает на какую-либо значительную фальсификацию вида. Конечно, есть утрирования и неточности в рисовке отдельных объектов панорамы, что легко проверить на изученных памятниках, таких, например, как старый замок. Здесь размеры дворца в отношении всего комплекса сильно преувеличены, на углу дворца отсутствует эркер, а между брамой и дворцом – боевая галерея. Размеры окон, их количество и положение на торцевом фасаде дворца носят отвлеченный характер. То, что габариты королевского дворца преувеличены можно объяснить не только значимостью объекта, но и тем, что в истории европейской архитектуры дворец начинает жить самостоятельной жизнью, и это окончательно оформится в эпоху барокко³. Преувеличены размеры и других доминант панорамы, не изжито еще средневековое - усиливается то, что для художника является наиболее существенным. Однако, с учетом всех издержек, перед нами изображение Гродно 1600 года, выполненное очевидцем и близко к реальности, как это можно судить основываясь и на других документах рассматриваемого времени: планах, инвентарях, описаниях "уволочных измерений" и т.п.

Не случайно Маковский изображает именно неманскую панораму города – здесь он и увидел ее образ, созданный как бы единым замыслом. Эпоха Ренессанса научилась эстетическому переживанию городского пространства. Такого раньше не было, даже в античности градостроительство – рутинное дело, прежде всего, чиновника 4. Средневековое видение города – плоскостное, на всех изображениях он – образ сакральной неприступности – образ небесного Иерусалима. Произошла перестановка акцентов: художник видит открытость городского пространства, может представить себя в нем. И он рисует идеализированную перспективу, с уравновешенными краями, с подчеркнутым центром в глубине, как видит его ренессансное сознание, стремящееся к понятой в античности красоте освоенного мира.5

То, что в средневековой по сути планировочной системе Гродно сформирован такой законченный вид, свидетельствует пусть о визуальной только победе универсального организующего начала над хаосом, децентрализацией и автономией частей, другими словами – над феодализацией жизни. Драматизм исторического момента как раз и состоит в том, что именно в это время городские земли громадными массивами переходят в руки феодальных владельцев, в том числе и крупных магнатов.6 еще впереди упадок города, разделившего судьбу всей Речи Посполитой. А пока Гродно пользуется милостями знаменитого короля, построившего здесь резиденцию себе и приходской костел – горожанам, невольно укрепившего тем самым образ коронного города с подчеркнутой сакральностью центра и гармоничным единством основных частей, как это и запечатлел несвижский гравер Томаш Ма- ковский.

В.В.Бачков, архитектор, член Республиканской научно-методической рады по вопросам историко-культурного наследия

1. На плане 1655 года постройки названы "sloß goff" - преддворие замка.

2. Алпатов М.М. Художественные проблемы итальянского Возрождения. Москва, 1976. Стр.196.

. Архитектор королевского замка Санти Гуччи вслед за этим построил в Ксенже Вельком резиденцию епископа Петра Мышковского, которая уже представляла собой вид свободно стоящего дворца (1585 – 1595).

4. Глазычев В.Л. Архитектура. Энциклопедия. Москва, 2002. Стр. 458 – 460.

5. "Все усилия Возрождения были направлены на то, чтобы подчеркнуть интеллектуальный контроль человека над архитектурным пространством" - b. Zevi. Sapervedere L´architettura. Torino, 1948. Р.84.

6. Квитницкая Е.Д. Планировка Гродно в xvi – xviii вв. В издании "Архитектурное наследство", том 17. Москва, 1964.