Материалы

Искусство королей

6-IMG_0032Архитектуру называют "искусством королей". Строительство города или дома-мечты с одной стороны всегда было удовольствием не из дешевых, а с другой — требующим высокого профессионализма и отменного вкуса. Отсюда верно еще одно определение, также прозвучавшее в ходе круглого стола, состоявшегося в Республиканском доме архитекторов по инициативе Минстройархитектуры: "Архитектура — это результат, взросший на хорошо удобренной почве". Причем в качестве "удобрения" в данном случае рассматривалась не материальная составляющая, а, в первую очередь, кадровый потенциал отрасли, преемственность, передовой опыт, оснащенность и пр.

 

О терминологии и не только…

Темой круглого стола, прошедшего под председательством заместителя Министра архитектуры и строительства Д. И. Семенкевича, был определен "Образ современной белорусской архитектуры".

По замечанию доктора архитектуры, заведующего кафедрой "Градостроительство" БНТУ Г. А. Потаева, в этой фразе важны все составляющие:

"образ" — "современной" — "белорусской" — "архитектуры". Он обратил внимание, что нынешний состав руководства министерства уделяет большое внимание вопросам архитектуры и градостроительства. Так, план работ Минстройархитектуры на текущий год включает тему "Концепция белорусской национальной архитектуры". А недавно эта тема обсуждалась на заседании Белорусского академического центра при Международной академии архитектуры, Московское отделение (МААМ).

Г. А. Потаев рассказал, что им предпринята попытка сформулировать концептуальные положения развития белорусской архитектуры, а также критерии оценки зданий и сооружений: уникальность, своеобразие и т. д. "Для себя" он оценил по ним несколько объектов. Получилось, что один из недавно построенных и "нашумевших" набрал примерно 3–4 "звездочки", в то время как проспект Независимости — порядка 16–18… Выступающий отметил, что объективная оценка архитектурного произведения — вещь достаточно сложная, неоднозначная и в то же время — необходимая. Нужно не только обсуждать в кулуарах хорошие и плохие примеры, но и делать аргументированное коллективное мнение достоянием общественности. "Для этого предстоит отработать объективные критерии для оценки тенденций и направлений архитектуры", — пояснил Г. А. Потаев.

К слову, достичь "коллективного мнения" также непросто. Так, обсуждению подверглось буквально каждое слово из темы круглого стола. К примеру, что считать "современной" архитектурой?

Г. А. Потаевым было высказано предложение рассматривать 20-летний период со дня обретения Беларусью независимости.

По мнению доктора архитектуры, декана архитектурного факультета БНТУ А. С. Сардарова, в первую очередь предстоит ответить на вопрос, насколько "современна" наша архитектура текущего периода по отношению к Европе, Америке, всему миру. Или, возможно, она несовременна и подпитывается чужими идеями?

"Для меня И. Г. Лангбард — автор градообразующих элементов, которые до сих пор современны, — поделился А. А. Шабалин, главный архитектор УП "Институт Белгоспроект". — Несколько лет назад мне довелось показывать Минск финским архитекторам, которые посчитали что Дом Правительства — это постройка нашего времени.

В то же время можно ли считать современной застройку, к примеру, ул. Сурганова?" По мнению выступающего, это, скорее, выставка "стеклянных игрушек": "Возможно, эта улица отражает общий кризис западноевропейской архитектуры, где не отличишь: ты еще в Голландии или уже переехал в Бельгию".

По убеждению архитектора, сегодня застройка микрорайона Восток-1 выглядит лучше, чем тот "современный" комплекс, который строится напротив него. Однако это проблема уже не времени, а качества создания архитектуры…

И все же нашим архитекторам есть чем гордиться. Что же касается самокритики, то она присуща большинству творческих личностей.

Не меньше интерпретаций вызвало и слово "белорусская" в теме круглого стола.

"Как связана наша архитектура с историей и традициями? — задался вопросом А. С. Сардаров. — Насколько она действительно "белорусская"? Или, возможно, это просто архитектура определенного региона — как сегодня говорят, страны "бывшего советского блока" или СНГ?"

"Старшие коллеги рассказывали, что когда И. Г. Лангбарду задали вопрос: "Что является современной белорусской архитектурой", он ответил приблизительно так: "Все, что я построил, и все, что построят мои ученики и ученики моих учеников, и станет национальной белорусской архитектурой", — поделился главный архитектор УП "Минскпроект" М. Л. Гаухфельд. По его мнению, украшение зданий, к примеру, национальным орнаментом, вовсе не делает нашу архитектуру "белорусской".

Н. Н. Власюк, заместитель директора УП "БЕЛНИИПГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА", также задумался над понятием "белорусская архитектура": "Нужно ли сегодня проектировать именно белорусскую архитектуру? Что входит в это понятие? Наверное, сегодня архитектура должна быть современной, а белорусской она станет со временем. Архитектура всегда была современной, и искусственно делать ее национальной не надо".

В чем заключаются национальные черты белорусской архитектуры? Скорее всего, в подходе, используемых материалах. Наверное, и сейчас нужно проектировать, используя средовой подход. Человек — это мера вещей, и именно с ним мы всегда соизмеряли архитектуру: насколько она "человечна" и гармонична. Национальные черты могут быть, к примеру, в малых формах. А вообще все идет к высокотехнологичным "умным городам и домам". (До которых потребитель в своей массе пока не дорос, по мнению председателя Клуба молодых архитекторов С. И. Романовского: инвестор нацелен на получение сиюминутной прибыли от строительства, не беря во внимание экономию расходов на эксплуатацию).

Свое мнение высказал и председатель Белорусского союза архитекторов А. И. Корбут: "Надо ли искать "национальные черты" в каждом здании? Не уверен, есть ли они в нашем историческом знаменитом проспекте или современном здании Национальной библиотеки". На его взгляд, нужно определиться, вести речь о белорусской современной архитектуре или об архитектуре, в которой есть "национальные черты". По его предложению, надо говорить о современной архитектуре нашего региона.

Его поддержал директор ОАО "Институт Минскгражданпроект" О. М. Быковский: "Давайте терминологически определимся и назовем "современной белорусской архитектурой" любое здание, которое построено сегодня на территории Беларуси".

Знаковые объекты — символы государства

Вообще, тема круглого стола оказалась весьма актуальной и близкой его участникам. Это неудивительно, ведь в их числе — представители руководства отрасли, профессионального союза, высшей архитектурной школы и известные практикующие архитекторы. Поэтому разговор о тенденциях и проблемах развития современной белорусской архитектуры получился весьма неравнодушным.

Д. И. Семенкевич обратил внимание, что, говоря об архитектуре и градостроительстве, нельзя забывать об экономическом контексте их развития на современном этапе. Инвестиционная деятельность, появление на рынке новых строительных технологий и материалов, внедрение передового, в т. ч. зарубежного, опыта — все это нельзя "сбрасывать со счетов". Поэтому по итогам целенаправленной деятельности, включая настоящий круглый стол, Минстройархитектуры планирует выработку рекомендаций не только архитекторам, но и отечественным производителям стройматериалов и конструкций.

"Нас, архитекторов, сегодня отличает, на мой взгляд, определенная инфантильность, — поднял он острый вопрос. — Недавно на расширенном заседании правления БСА, прошедшего с участием главных архитекторов городов и областей, прозвучало, что они не "горят желанием" изучать технологии, лежащие, к примеру, в основе функционирования молочно-товарных ферм. Возможно, поэтому вышестоящие руководители порой не слишком прислушиваются к их мнению. Коллеги, творившие до нас, не боялись брать на себя серьезные решения, в т. ч. по организации производства. Хотелось бы, чтобы архитекторы не ассоциировались в обществе с "украшательством", а решали бы серьезные вопросы…"

М. Л. Гаухфельд выразил опасение, что методика советского градостроительства, которой мы гордимся, со временем может быть во многом утрачена. По его словам, сегодня в градостроительстве "превалирует приоритет инвесторов и монополистов-строителей" (крупных трестов, которые диктуют застройку городов и сел), мнение которых перевешивает позицию специалистов — архитекторов и градостроителей.

"Желание инвесторов и строителей быстрее получить прибыль существовало всегда и везде, — не только в Беларуси. Очевидно и то, что это отрицательно влияет на застройку городов и сел. И тут очень важно иметь мощную властную структуру, которая направит данный процесс в нужное русло. К примеру, то, что мы сегодня застраиваем водно-зеленый диаметр объектами, нужными инвестору, но никак не городу и его населению, — это то, с чем должна бороться и республиканская, и местная власть, прислушиваясь к мнению специалистов", — отметил он.

О. М. Быковский приветствовал начало разговора, организованного Минстройархитектуры по вопросам архитектуры и градостроительства. Им, на его взгляд, в последние годы уделялось внимания меньше, чем, например, "проблеме проектно-сметного дела". Выступающий предложил дифференцировать понятие истинных и мнимых инвестиций: "Выскажу мнение, с которым, возможно, кто-то не согласится. Первые панельные 5-этажки создавали среду, хорошо приспособленную к жизни населения. Для меня они имеют гораздо больший смысл, чем та архитектура, которая сегодня порой творится под брендом инвестиционных действий, при том что к истинным инвестициям в развитие белорусской экономики это не имеет никакого отношения. О какой "инвестиции" можно говорить, когда иностранный инвестор приходит, чтобы построить торговый центр в г. Минске и получить от этого прибыль? Ценны ли такие инвестиции для города, где размещение этого объекта еще и разрушает его структуру и среду?"

Еще один "больной вопрос" — падение престижа специальности. Если в советское время конкурс составлял 7–10, а то и 15 человек на место в вузе, то сегодня это три. Что, безусловно, тоже немало, однако жаль, что преобладающее число студентов — девушки. "Это говорит о том, что мужчины не видят перспектив для карьерного и материального роста в профессии. Как следствие — резкое снижение квалификации архитекторов и инженеров", — поделился наблюдением М. Л. Гаухфельд.

Подобное мнение выразил и Б. Э. Школьников. Возвращаясь к слову "белорусская" в теме круглого стола, он отметил: "Я вообще сторонник интернационального подхода: если мы здесь живем, работаем, растим детей, то должны создавать красивую, решенную в контексте и отличительную архитектуру. Самое главное: архитектура должна быть индивидуальна". Выступающий рассказал, что недавно на одном из заседаний архитектурно-градостроительного совета рассматривалось три объекта, которые планировались к строительству в центре Минска: "Они были абсолютно одинаковыми, с какими-то потугами на архитектуру, где-то увиденную". Причем, по его словам, все они были запроектированы молодыми людьми. "Образование — основа всего", — подытожил Б. Э. Школьников, также подчеркнув необходимость совершенствования архитектурной школы.

Н. Н. Власюк выделил роль личной ответственности архитектора за создаваемые проекты: "Может быть, стоит возродить традицию, когда мастер клеймил свое произведение персональной печатью, и размещать доски с именами авторов проекта на домах? Тогда они задумаются над тем, что скажут про них потомки..."

О ценности архитектурного произведения говорил и А. А. Шабалин: "Для меня существует один критерий архитектурного произведения: его эмоциональность. Кроме того, хочется ли его сфотографировать (или самому запечатлеться на его фоне)".

Он подчеркнул также, что в Минске есть "золотые места", которые, возможно, следует оставить для застройки следующим поколениям, вооруженным более прогрессивными технологиями. Ведь знаковые объекты — это символы государства.

"В центре городов должны реализовываться высокотехнологичные современные проекты", — выразил уверенность и С. И. Романовский.

В целом состоялся неравнодушный диалог, который, безусловно, будет продолжен…

 

Ольга Брянцева