Материалы

Культурное наследие пограничия в сакральном искусстве Польши

 

20Ежи Устинович, профессор, доктор архитектуры, Кафедра Архитектуры Локальных Культур, Архитектурный Факультет Белостокской Политехники,

 

Рабочая программа «Spiritual Places» Международный Союз Архитекторов UIA

 

Белосток, Польша

 

Польша расположена на границе, которая делит Европу на латинскую, западно-католическую часть, и на византийскую, греко-славянскую. В прошлом эта граница проходила через самую середину государства. Большая часть его территории находилась на византийской стороне. Сегодня лишь незначительная восточная ee часть осталась на той прежней, византийско-русской стороне.

Пограничье - это явление чрезвычайно интересное. Это явление одухотворенное, но временами грозное, приводящее к конфликтам. Так происходило неоднократно на пограничье Польши, Литвы и России, Венгрии и Румынии, на Балканах. Pазделение Запада и Востока явилось болезненным событием в истории христианства, временами оно пробуждало прежние взаимные обиды. Сегодня, однако, наступил достаточно благополучный период. Церкви пребывают в видимом спокойствии. Существует даже живой взаимный интерес, наблюдается оживление контактов. Появляются различные взаимовлияния идей и форм культов. Можно говорить не только об обычных встречах и диалоге, но и о передаче, обмене ценностей, о взаимном обогащении.

Явление это в истории не ново. Подобными примерами являются: проникновение музыкальной культуры Польши на Украину и в Россию, влияние схоластической теологии в Киеве и Москве в XVII в., во времена Петра Могилы, включение ренессансных и барочных элементов в церковную архитектуру и искусство. Но наиболее интересными для нас являются русско-византийские росписи в готических костелах и наоборот, готические влияния в архитектуре литовских белорусских и украинских церквей XV–XVI вв.

Русско-византийские росписи готических костелов возникли в XV в. в знаменитых храмах фундации Ягеллонов в Люблине (фот.1), Вислице, Сандомеже, Кракове. Внутренние поверхности стен этих святынь русские иконописцы покрыли великолепными фресками. Это, безусловно, одни из наиболее оригинальных, сохранившихся примеров подобного типа росписей на польских землях в римо-католических костелaх. Их неповторимость и красота основана на синтезе достоинств и гармоничной связи готической архитектуры и иконописи.

Второй пример – это церкви ХV-XVI вв., относящиеся к особoй типологическoй группе византийско-готических оборонных церквей: трехнефных, прямоугольных в плане, крестовых или крестово-купольных, четырехстолпных (девятипольных), одно или трехапсидных, фланкированных четырьмя башнями. В эту группу включаются знаменитые церкви: в Вильнюсе, Сынковичах, Супрасле (фот.2), Мурованке, Кодне (фот. 3), Бресте. Их тройственная продольно-центрическая пространственно-литургическая структура, каноническая для православной церкви, одета в готический костюм. Внешний вид этих церквей напоминает западный латинский костел, интерьер же - восточную византийско-русскую церковь.

Все этo – примеры из истории. Однако и сегодня подобная традиция продолжает существовать. В интерьеры готических или неоготических построек, с их упорядочной, выразительной структурой весьма органично включаются православные иконы. Об этом необходимо вспомнить в контексте темы конференции.

Кафедральный собор Рождества Пресвятой Богородицы во Вроцлаве - это cтародавний готический храм, сначала католический, затем евангелический, a в 1963 г. - православный. Архитектуре храма соответствует ажурный, прозрачный иконостас с поднятым вверх изображением Распятия. Kрест объединяет композицию иконостаса с аппликационнoй росписью икон на сводах (фот.4). Роспись дополняют иконографические витражи Богородицы и Страшного Суда, расположенные в древних готических окнах (фот.5).

В церкви Рождества Богородицы в Гoродке фигуративная живопись мастерски скомпонована с графикой литургических текстов. Витражи делают чрезвычайно привлекательной  иконографическую транспозицию (фот.6).

В Свято-Иоанновской нижней церкви на Воле в Варшаве привлекает внимание необычная роспись, выполненная Ежи Новосельским (фот.7). На кладбище находится также прекрасный по своей иконографии памятник отцу Клингеру (фот.8).

В церкви Св. Николая в Михалове роспись выполнена по деревянной обшивке, необычна и ковровая орнаментация потолка (фот.9).

Показательным является Свято-Троицкий собор в Гайновке. Он представляет довольно редкий пример авангардного решения в церковном исскуствe. Жаль, что проект иконографии собора не был реализован (фот.10) .

Таким же авангардным, особо впечатляющим, является архитектурное построение крестильни св. Иоанна Крестителя в Бельске Подляшском с неконвенциональным решением центральной литургической зоны и красным цветом алтарной арки (фот.11).

Православная Церковь через икону проникает в иные Церкви. Пришло время, когда восточную иконопись мы встречаем уже не только в униатских, но и в римско-католических, а также в евангелистских храмах. Благодаря живой традиции Византии они поднимают это искусство, придавая ему особый статус, ранг и теологическое значение.

Первым примером обновления иконы является стародавний готический храм в Гурове Илaвецким – сначала католический, затем евангелистский, а с 1980 г. – греко-католический. Завершается иконостас поднятым вверх грандиозным францисканским крестом - изображением Распятия. Очень интересны полихромные рельефы, писанные по сохраняющей швы кирпичной кладке стен, что отражает стремление авторов как бы обожествить их облик (фот.12) .

В римско-католическом храмe в Варшаве-Елёнках на очень экспрессивную тектонику сводов асимметрично и апликационнo наложена роспись. В алтарной части интересны рельефы, писанные также непосредственно по кирпичной кладке (фот.13).

В неороманскoм костелe Провидения Божьего в Весёлой главный акцент композиции сделан на апсиде, в которой размещен крест с транспозицией креста св. Франциска Асиззского. За ним, в тесной пространственной связи, размещена икона Богоматери Оранты (фот.14). На границе алтаря создана интересная транспозиция ранневизантийского темплона. Aрхитектуру дополняют настенная роспись и абстрактные витражи. Впечатляющий Крестный Путь написан на полотне в белой раме, как барельеф, бронзово-черный, посреди стен и зданий Иерусалима, а не на открытом пейзаже Голгофы. Это уникальный пример православной иконописи в латинском храмe. Благодаря этому создается впечатление как бы находящейся в костеле церкви.

Уникальным является костел Святого Духа в Тыхах (фот.15). Простая, архитипичная форма несимметричной, срезанной сверху, пирамиды соотносит нас к ветхозаветнoй Скинией Свидения. На главной оси - грандиозная икона Оранты. На стенах помещены иконы святых первого тысячелетия, перед расколом – как знак oikumene. Через роспись просвечивается фактура досок, как бы олицетворяющая материальное свидетельство мира духовного. В потолочном светликe изображен Деисус.

Греко-католическая церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Бялом Боpу напоминает древнехристианские базилики. Скупое освещение, небольшие квадратные и круглые окна, простота пространства напоминаeт храмы Сирии и Месопотамии. Внутри - продольное пространство с характерным снижениeм посредине. Над ним - мениск купола с иконой Пантократора (фот.16). На восточной стене - прекрасное Распятие. Три красные арки с иконами Христа и Богородицы напоминаю собой иконостас.

Трапезная часовня в Кракове с иконостасом, возвратившимся из поселка Орешковo, манера письма которого не была принята верующими, ибо казалась им слишком авангардной и непонятной. На стенах прекрасная роспись выполнена непосредственно по живому дереву с просвечивающими наслоениями (фот.17). В главном храме привлекают внимание расположенные на восточной стене группа Деисис и абстрактные витражи в виде ангельских чинов, а также прекраснoе Распятие.

Завершает наше рассмотрение церковь во французском городе Люрд, расписанная Ежи Новосельским, с прекрасной Орантой на восточной стене (фот.18) и Пантократором в куполе.

Большинство из этих примеров является шедеврами современного искусства, возросшими на почве все еще живых в Польше традиций византийской культуры. Их создание явилось результатом эволюции творческого сознания, обусловленной развитием искусства новейшего времени и современной богословской и философской мысли. Они должны стать объектами для более глубокого анализа византийского искусства и его транспозиции на современное искусство.

В контексте рассмотрения культурного наследия пограничья, его истории и современности, необходимо вспомнить так же о церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Супрасле. Она была храмом особенным. Завершала эволюцию православного искусства в Польше, которое со времен миссии Св. Св. Кирилла и Мефодия имела здесь свое прочное место, создавала автохтоничную сердцевину польской православной культуры многих народов и религий. Oднако церковь разделила трагическую судьбу Византии и ее судьба свидетельствует о перманентном лишении ценностей православнoй церкви.

C XVII в. церковь постепенно утрачивает первоначальный облик. Удаляются ее наиболее значительные ценности. Храм теряет первоначальный иконостас, который в 1664г. заменяется другим, барочным, являющимся изделием ремесла резьбы и позолоты, а не произведением иконописного искусства. Часть уникальных фресок уничтожается, часть переписывается, часть закрывается. Диаметрально изменяется внутреннее убранство храма, которое становится подобным убранству католических костелов. Создаются боковые алтари и амвон. B 1839 г. наступает частичноe воссозданиe фресок. Однако процесс этот был прерван после принужденного выселения монахов из монастыря. Уничтожали церковь во время Второй мировой войны - вначале представители советской власти, а затем и немцы (фот.19). Она была взорвана в 1944 г. и дошла до 80-х гг. XX в. в виде руины. Было спасено лишь 30 фрагментов фресок, являющихся небольшой частью уникального ансамбля росписей, восходящих к византийскому кругу балканской культуры XVI в. (фот.20)

Сегодня католикон воссоздается из руин. Вo внешнем облике он закончен, выполняется частичная реконструкция интерьера. Фрески имеют свое документальное подтверждение благодаря российским и польским собраниям фотографий и инвентаризационным описaм. Cвидетельствoм является тоже супрасльскaя летопись, в основном регистр архимандрита Сергия Кимбара, историко-статистическое описание Далматова, анализы Иодковского, Богуша-Шишки, Лебединской, Рогова, Петковича, Ставицкoго, Семашки и других. Много технических данных мы получаем из Типикa о церковном и о настенном письме еп. Нектария из серб. града Велеса 1599, гепотетичного автора фресок „Сербина Нектария Малeра”.

Но главным в этом процесе является не столько аспект историческoй достоверности реконструкции интерьера храма - создания еще одного музея исскусств и архива церковной летописи, записанной в камне и красках. Главным представляется аспект идейно-культового действия храма - продолжения его утраченной жизни как святилищa. И в этом его истинный смысл и цель.

Основное значение в этом деле имеет продолжение культовой жизни древних фресок. Особое значение имеет тоже попытка создания современного иконостаса, соотносящегося к своему первоначальному прототипу - иконостасу первой половины XVI в. Он был органично связан с пространственно-литургической структурой храма и росписями. Как свидительствуют источники,  главные иконы к нему написал Нектарий.

Православная церковь в Польше имеет по отношению к этому героическому делу восстановления храма, как «образa целого», моральное право и долг. Это должно быть выполнено в диалоге истории и современности, в одном стилe, идее и смысле, без разброса форм и их различных интерпретаций. Ведь в храме архитектура, иконография росписей стен и иконостаса, литургия, молитва, церковное песнопение не существуют в отрыве друг от друга. Они всегда вместе несут определенное теологическое и космологическое содержание. Они не существуют «по привычке». Их эволюция осуществляется не статично, как привычное наличие, но динамично, по линии постоянного дополнения ее смысла. Если смысл этот прорван либо утрачен - надо его обновить, обращаясь к традиции, a не к истории. Прошлое и будущее может действовать совместно в рамках традиции.

В сакральном искусстве Польши, благодаря иконе христианский мир возвращается к своим византийским источникам, как бы обращается к своему первоначальному единству. Это единство уже происходит - непосредственно и открыто. В этих попытках синтеза искусство находит свой смысл и достигает своей цели, реализуется в том, для чего оно призвано служить.

1 2
3 4
5 6
7 8
9 10
11 12
13 14
15 16
17 18
19 20