Материалы

Миру – Мир

4Всему миру, а точнее – мировой архитектурной общественности был продемонстрирован обновленный Мирский замок в ходе  Международной научно-практической конференции «Сохранение архитектурно-исторического наследия - основа устойчивого развития городов». Предваряя ее работу, первый заместитель председателя Белорусского союза архитекторов М. Л. Гаухфельд  прокомментировал, что мероприятие организовано в рамках IX Национального фестиваля архитектуры «Минск-2011» по инициативе Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ. Напомним, что в странах Содружества 2011-й был объявлен Годом историко-культурного наследия.

О прекрасном - официально

1
2
3
5

От имени Минстройархитектуры участников конференции приветствовал заместитель Министра архитектуры и строительства Республики Беларусь Д. И. Семенкевич, отметив многоплановость программы мероприятия, которая охватывает вопросы сохранения памятников архитектуры и использования их в наше время. Он подчеркнул, что сегодня в Беларуси очевидны как большой потенциал, так и огромное стремление к сохранению памятников архитектуры. Примерами тому могут служить такие значимые объекты, как Мирский и Несвижский замок. В то же время, на территории нашей республики находится большое число памятников регионального значения. В связи с этим очень важной является проблема их использования. Встает вопрос: «Как встроить их в современную жизнь?» И, по мнению заместителя Министра, здесь нельзя ограничиваться традиционными функциями: музей, объект общественного питания и т. п.  Поэтому в качестве приоритета выступающий обозначил поиск инновационных форм функционального использования архитектурных памятников. Одним из путей ее решения он видит привлечение частных инвесторов как к реконструкции и реставрации, так и к эксплуатации таких объектов. Следующей важной задачей Д. И. Семенкевич назвал необходимость создания надлежащей инфраструктуры. Положительным примером в этой области он назвал г. п. Мир, который, благодаря возрождению Мирского замка, получил новый импульс развития.


Председатель Постоянной комиссии по жилищной политике, строительству, торговле и приватизации Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Г. В. Полянская в своем выступлении остановилась на нормативном правовом обеспечении сохранения и восстановления памятников историко-культурного наследия. По словам депутата, соответствующая база в Беларуси уже сформирована и опирается на мировой опыт. «Белорусское законодательство предусматривает гарантии создания, сохранения, распространения и популяризации произведений материальной и духовной культуры, сохранение и передачу культурных традиций, охрану исторических и культурных ценностей», - отметила она.

Так, статья 15 Конституции Республики Беларусь подчеркивает, что «государство ответственно за сохранение историко-культурного и духовного наследия, свободное развитие культур всех национальных общностей, проживающих в Республике Беларусь». В свою очередь, ст. 51 гарантирует: «Каждый имеет право на участие в культурной жизни. Это право обеспечивается общедоступностью ценностей отечественной и мировой культуры, находящихся в государственных и общественных фондах, развитием сети культурно-просветительных учреждений». Не менее важна ст. 54: «Каждый обязан беречь историко-культурное, духовное наследие и другие национальные ценности».

«Первые нормативные правовые акты, касающиеся сохранения историко-культурного наследия, появились в СССР в 1926 году, - напомнила Г. В. Полянская. - С тех пор идет непрерывная работа по совершенствованию законодательной базы в этой области».

Так, в ноябре 1992 г. был принят Закон «Об охране историко-культурного наследия Республики Беларусь» (далее – Закон). Однако правоприменительная практика и необходимость устранения несоответствий между этим документом и принятой позже новой редакции Закона Республики Беларусь «О культуре в Республике Беларусь», а также другими нормативными правовыми актами, создали необходимости разработки новой редакции указанного выше Закона, который был принят Парламентом в 2005 г. и подписан Главой государства в 2006 г.

Выступающая подчеркнула, что законодательство архитектурно-строительного характера также содержит правовые нормы, направленные на охрану историко-культурного наследия: «Закон «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь», разработанный в 2004 г. (изменения внесены в 2011 г.), определяет обязанность сохранения  материальных историко-культурных ценностей при проектировании и производстве работ в городах и за их пределами. При этом территории расположения историко-культурных ценностей определены в качестве зон особого государственного регулирования».

«Постоянно меняющиеся экономические, социальные условия, а также правоприменительная практика требуют дальнейшего совершенствования законодательной базы, потому что закон – это гарант сохранения и приумножения нашего наследия, - продолжила она. - А это возможно, когда идет постоянная согласованная работа государственных и законодательных органов при непосредственном участии профессионалов, общественных объединений, когда используются самые различные формы обсуждения возникающих проблем». В том числе – мероприятия международного уровня, как, к примеру, настоящая конференция.

Заместитель начальника управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Республики Беларусь О. С. Смотренко рассказала зарубежным гостям, что на Минкультуры возложена обязанность по определению порядка и условий проведения работ на историко-культурных ценностях, памятниках архитектуры, а также обеспечение контроля за соблюдением этих норм совместно с местными исполнительными органами и др. «Как известно, архитектура является той отраслью, результаты деятельности которой могут оценить и специалисты, и простые граждане, - обратила внимание она, обращаясь к архитекторам-участникам конференции. - И все это – творения ваших рук.

Хочу надеяться, что Международная научно-практическая конференция «Сохранение архитектурно-исторического наследия - основа устойчивого развития городов» поможет обменяться опытом, дать оценку имеющимся достижениям, поспособствует поиску новых подходов к решению вопроса сохранения историко-культурного наследия, которое будет придавать неповторимые черты лицам наших городов».

Аутентичность Мирского замка

«На правах хозяина» первый доклад на международной конференции сделал ГАП и научный руководитель объекта «Замковый комплекс в г/п Мир Гродненской области» Д. С. Бубновский.

«Начиная с преддипломной практики в 1977 г., я остро ощутил запутанность клубка проблем и противоречий, связанных с реставрацией Мирского замка, - отметил он. – В обществе сформировался «запрос» на восстановление объекта «таким, каким он был». При этом каждый проецировал на развалины свое представление о прошлом памятника, предполагая, что его воссоздание никак не должно затронуть романтического вида руин»…

Для возрождения Мирского замка, прежде всего, нужна была идея его дальнейшего использования. В то же время, предстояло задаться вопросом, что необходимо сделать для выдающейся культурной ценности. По словам выступающего, из всего многообразия проблем «в сухом остатке» были выделены три цели: обеспечение безусловной долгосрочной сохранности объекта; обеспечение доступности каждого из его фрагментов для осмотра; обеспечение «читаемости» объекта (возможности «прочтения» истории его формирования посредством восприятия следов многочисленных стилистических наслоений).

Что касается первой цели, то в итоге обеспечение надежной сохранности Мирского замка представилось возможным только с возвращением его к жизни. Это, как прозвучало в ходе конференции, сопряжено с необходимостью воссоздания утраченных и/или устройства новых конструкций, что, в свою очередь, требует решения методических вопросов допустимой степени гипотетичности реставрации (воссоздания), введения новых элементов, а также технических проблем функционального использования и инженерного обеспечения объекта. Такими же путями можно достигнуть и доступность объекта для осмотра.

Подробнее обратимся к проблеме обеспечения «читаемости» объекта. На каждом из этапов облик Мирского замка представлял значительную ценность и как произведение искусства, и как иллюстрация определенной вехи развития материальной культуры Беларуси. В идеале ощутить это можно было бы, воссоздав объект на каждый период его существования, что, безусловно, невозможно. Недопустимо также выбрать для воссоздания один из этапов, т. к. это сопряжено с разрушением либо сокрытием следов иных эпох. Ограничиться графическими реконструкциями равносильно тому, как если бы в ресторанах предлагать посетителям одно только меню.

«Читаемость» Мирского замка, по мнению Д. С. Бубновского, зиждется на следах и свидетельствах стилистических наслоений на самом объекте: «Их выявление, сохранение, фрагментарная реставрация и воссоздание обеспечат максимальное раскрытие тех качеств памятника, которые придают ему статус выдающейся универсальной культурной ценности.

При безусловном тяготении к методам именно выявления и консервации, поставленная цель в полной мере может быть достигнута только при их сочетании с реставрацией и фрагментарным воссозданием».

Интересный вывод: завершенные в прошлом году реставрацию и адаптацию Мирского замка следует считать не первой, а третьей по счету комплексной реконструкцией указанного объекта. Первая – это комплексная перестройка в 1569-1984 гг. укрепления в престижную резиденцию. Вторая – предпринятая в начале прошлого века попытка возродить замок, безжизненный со времени Наполеоновской компании. Как и сейчас, в обоих случаях основной задачей была необходимость вдохнуть в реконструируемый объект новую жизнь.

Д. С. Бубновский обратил внимание, что основные методические принципы реставрации Мирского замка - отношение к объекту как к историко-культурной ценности; изучение ремесленных приемов, примененных при его создании, и их использование при реставрации; автономность дополнений; узнаваемость всех нововведений – можно было позаимствовать из истории развития самого объекта: «Дополнив их общепринятыми требованиями обеспечения отличия восприятия аутентичных фрагментов памятника от всякого рода дополнений и воссозданий, мы получили методически обоснованный концептуальный подход к решению вопросов возрождения Мирского замка». Вышеназванные аспекты подводят к вопросу об унификации эстетического решения всех вновь вводимых элементов либо их обобщения единым дизайнерским подходом. Применение таких принципов во второй половине XVI века выдержало проверку временем. На нынешнем этапе узнаваемость нововведений обеспечена применением сечений с фасками (чаще всего спаренных). «То, что этот прием созвучен архитектурному декору часовни-усыпальницы Святополк-Мирских, сглаживает нежелательную контрастность и позволяет воспринимать комплекс как одно целое.

- Считать результаты нашей работы вершиной методической мысли «всех времен и народов» было бы проявлением гордыни, - заключил Д. С. Бубновский. - Со временем все, что нами сделано, станет очередным стилистическим наслоением, по которому будут судить о том, чем мы жили в нашей стране в наше время»…

Восстановить «ДНК» замка…

В постсоветских странах под термином «аутентичность» чаще всего понимается подлинность материала. Однако рассматриваемое понятие гораздо шире. В методическом плане выделяется аутентичность: замысла, материала, мастерства, среды, использования.

Учитывая многочисленность временных наслоений, аспекты аутентичности проанализированы по результатам каждого из периодов формирования Мирского замка. Рассматривая, к примеру, аутентичность замысла, можно проследить, что:

  • Мирский замок при основании замышлялся как средство самоутверждения Ильиничей на наследованных землях, право на которые им удалось отстоять в результате 25-летнего судебного процесса. Этот посыл к настоящему времени трансформировался в то, что замок стал одним из своеобразных национальных символов;
  • по предположению родственника Радзивиллов – князя Техоновецкого, при завершении строительства Мирского замка ему могла отводиться роль резиденции вдов. То обстоятельство, что в связи с этим замок стал самодостаточным имением, нашло свое отражение в идее реконструкции всего автономного замкового комплекса;
  • учитывая, что замысел «замка вдов» не был востребован, на следующем этапе развития идея его предназначения была изменена, и Мирскому замку отвели роль дополнительной резиденции. Проектом реставрации предусмотрено аналогичное использование замкового комплекса;
  • после Наполеоновской компании жизнь из Мирского замка ушла на целое столетие, а руины объекта стали немым свидетельством поражения. Реализация проекта заменила эту роль на прямо противоположную: замок стал символом возрождения;
  • попытка восстановления замка в 20-30-е гг. пошлого столетия кн. М. Н. Святополк-Мирским – поступок бесспорного романтика (у князя не было прямых наследников). Среда замкового комплекса могла стать для него местом, где можно предаваться воспоминаниям и медитации. В наше время основным назначением ансамбля замка остается его роль как объекта осмотра.

Д. С. Бубновский рассказал о соблюдении и других аспектов аутентичности, подчеркнув, что подлинность материала не всегда является приоритетной

«Аутентичность среды Мирского замка явилась важным фактором включения замкового комплекса в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО», - продолжил он. Действительно, в окрестностях сохранилась трассировка дорог, сформированная под влиянием Мирского замка: на него были ориентированы все подъезды, которые уже перед городом сворачивали к ближайшим городским воротам. Если рассматривать укрупнено, то сохранился традиционный баланс между ролью и значением замкового комплекса, поселка и природного окружения, что до сих пор является классической иллюстрацией формирования европейского частновладельческого города. Масштаб поселка соответствует масштабу замка.

Что касается ближайшего окружения замка, то во многих европейских аналогах благоустройство прилегающей территории, которое мы можем наблюдать сегодня, формировалось в XIX веке. То обстоятельство, что Мирский замок был исключенн из обихода в этот период,  заставило специалистов решать эту задачу сейчас. В целом они с ней справились, правда, немало предстоит еще сделать. К примеру, по мнению Д. С. Бубновского, качество окружения замкового комплекса «Мир» многократно возрастет с частичным воссозданием утраченной водной системы.

«Мир – хрестоматийный пример, иллюстрирующий тезис, вынесенный в название конференции, - акцентировал он внимание слушателей. – С уходом из замка жизни постепенно деградировал и известный некогда торговый и ремесленный город (хотя десятки тысяч кубометров аутентичного материала никуда не исчезали). С возрождением замка начал возрождаться и поселок».

Полное восстановление и устойчивость баланса взаимоотношений между замковым комплексом, поселком и окрестностями может быть обеспечена при сходстве предполагаемого проектом значения Мирского замка в жизни региона с той ролью, которая отводилась ему при создании и традиционно выполнялась на всех этапах его развития (аутентичность использования).

В соответствии с проектным решением:

- использование Мирского замка на этапе его создания в качестве оборонительного сооружения трансформировалось в экспонирование фортификационных приспособлений, оружия и амуниции;

- предполагается, что последующее значение объекта как хозяйственной единицы возродится в качестве многофункционального территориального комплекса после завершения всех очередей реконструкции;

- восстановлена функция проведения в замке празднований, конгрессов, переговоров и т. п. (чему свидетельством данная конференция);

- возрождена также жилая функция (Восточный дворцовый корпус приспособлен для размещения апартаментной части).

Все это, по убеждению Д. С. Бубновского, обеспечивает активную роль Мирского замка не только в культуре, но и в других направлениях социальной деятельности.

Трансформацию роли замка как источника вдохновения (со времен его запустения) в символ национальной гордости - недавно Мирский замок признан одним из семи чудес Беларуси – невозможно определить проектом. Это свидетельство того, что его жизнь восстановлена.

«Обеспечение аутентичности каждого из исторических наслоений в итоге приведет к тому, что замок после реставрации станет не таким, каким он был на определенном этапе своего развития, и не таким, каким он дошел до нас. В итоге в любом случае мы получим новое качество объекта.

Анализ аутентичности памятника по всем направлениям даст возможность восстановить все участки его «ДНК», что позволит объекту во всех ситуациях естественным образом сохранять свою самобытность, - подытожил Д. С. Бубновский.

Ольга Брянцева, «Республиканская строительная газета»