Материалы

Мурованка: между прошлым и будущим

2В трех километрах от деревни Маломожейково Щучинского района Гродненской области находится один из самых уникальных архитектурных памятников Беларуси — храм Рождества Пресвятой Богородицы или как его еще называют в народе — "Мурованка". На своем веку этому удивительному объекту пришлось пережить немало разрушений и перестроек, в результате чего первоначальный вид храма "потерялся" под слоем штукатурок и многочисленными надстройками. Однако студенты-архитекторы под руководством кандидата искусствоведения, доцента архитектурного факультета БНТУ Г. А. Лаврецкого вот уже несколько сезонов подряд ведут работы по изучению памятника архитектуры и возвращению ему первоначального вида.

Храм, потерявшийся в веках

На вопрос, сколько лет, а точнее — веков, Мурованке, ответить пока не может ни один исследователь. Время ее строительства доподлинно неизвестно, ученым остается только строить гипотезы. Кстати, слово "гипотеза" по отношению к этому архитектурному памятнику можно применить во многих отношениях — слишком много здесь моментов, окутанных тайной.

Долгое время официальной датой строительства Мурованки считался 1407 год. Более того, необычная форма здания с высокими стройными башнями подтолкнула некоторых исследователей к мысли, что примером для Маломожейковской церкви послужили мусульманские минареты.

Позже анализ исторических документов показал, что дата 1407 г. была сфальсифицирована еще в далеком XVII столетии. Более детальное изучение памятника дало ученым основания полагать, что построена укрепленная церковь была где-то между 1516 и 1542 гг.  К этому времени местность будущего строительства уже носила название Мурованка благодаря единственной укрепленной мурованной башне, которая и была позже перестроена в храм.

За свою сложную историю длиною в пять веков Маломожейковская церковь была и крепостью, и костелом, и униатским храмом. Не одну войну пережил этот уникальный памятник. Мимо проходили войска шведов, поляков, французов, немцев…

В биографии Мурованки сохранилась интересная история. В 1706 году через эти места, следуя на Полтаву, шли войска Карла XII. Храм поразил шведского короля своим необычным видом. Восхищение монарх выразил весьма своеобразно: он приказал солдатам обстрелять Мурованку, в результате чего она понесла серьезные повреждения. После этого пришла в запустение и была восстановлена только в середине XIX века. Правда, в итоге здание существенно изменило свой первоначальный вид.

Между прошлым и настоящим

Какой же была Мурованка в первозданном виде? Заглянуть в прошлое нам помог Г. А. Лаврецкий, который благодаря собранным материалам может дать ответ на этот вопрос.

"Сейчас храм представляет собой четырехстолпное одноэтажное строение размером около 15х13,5 метров. Массивные стены почти двухметровой толщины подтверждают гипотезу о его оборонных функциях. Над зданием — высокая двухскатная крыша, на каждом углу — цилиндрические оборонительные башни. Западный фронтон играет роль своеобразного декоративного щита, поделенного по горизонтали на две части. Внизу — три ниши сложной конструкции. В каждой из них — две меньших размеров. В верхней части сделана одна большая ниша с двойной аркой. Несмотря на очевидную простоту, такой декор очень гармонично расчленяет поверхность щита и придает ему изящество. Этому способствуют и боковые абрисы фронтона с его ритмичными вертикальными повышениями и крутыми скатами. Размещение щита фронтона между более низкими угловыми башнями значительно усиливает вертикальность всего западного фасада. Оформление фасада сделано по принципу постепенного нарастания декоративности".

Восточный фронтон, несмотря на то, что он в значительной степени прикрыт конусообразной крышей апсидальной части храма, также имеет свои отличительные черты. Его вертикальные линии возрастают более спокойно и находятся в полном созвучии с неглубокими арками ниш, размещенных в щите. Подобно западному фронтону, восточный делится горизонтальной полосой на две части. В нижней — две пары ниш, а в верхней — три ниши, позднее переделанные под обычные окна.

"Две западные башни небольшие, — рассказал Г. А. Лаврецкий. — Их диаметр около 4,5 м, толщина стен — близкая к 1,8 м, а первоначальная высота — около 14 м. Восточные башни более скромных размеров — диаметр всего 3 м, толщина стен — около 1 м, хотя высота почти такая же, как и у западных. Там когда-то были винтовые лестницы, ведущие к бойницам. Каждая бойница имела вид довольно большого, постепенно сужающегося к середине проема, перекрытого округлой аркой. Над бойницей — небольшое отверстие для наблюдения за противником. Раньше в северной и южной стенах имелось по 7 бойниц, потом одну заложили, осталось только шесть — по три с каждой стороны. Главный вход в храм защищала тяжелая решетка-герса, которая спускалась на цепях со специальной ниши над входом. Притвор и вся верхняя часть здания были надстроены в XIX веке. Тогда же были заведены межъярусные карнизы, в значительной степени изменен главный фасад и закрыты машикули. По описаниям историков, до начала XIX столетия в храме по всему периметру шел тайный ход. Кроме того, там находилось множество тайников, а под зданием располагались два склепа".

Стены Мурованки украшены разными декоративными элементами. Преимущественно это многочисленные неглубокие ниши различных форм. Побеленные, они яркими пятнами выделяются на фоне кирпичной кладки и снижают впечатление массивности здания. Своеобразные элементы архитектуры храма — спаренные полуциркульные ниши с небольшим замком, а также круглое окно в центре западной стены, присущее памятникам романской и готической архитектуры.

Декором украшены боковые фасады, алтарная апсида и башни. Внизу через все здание идет лента традиционного поребрика — ряд кирпичей, положенных на угол.

"Маломожейковская церковь в сравнении с Сынковичской — еще один шаг к готике, — рассказал Г. А. Лаврецкий. — Достаточно взглянуть на внутреннюю конструкцию: все здание перекрыто сложными звездчатыми сводами с резко профилированными нервюрами. В некоторых местах они переходят в кристаллические своды, где нервюрный костяк сливается с распалубками перекрытий. Нервюры густыми пучками сходятся к центральным столбам, образуя ромбы и треугольники. Вся система сводов здесь более развита и свидетельствует об усовершенствовании приемов готического строительства, умелом использовании его богатых декоративных возможностей".

Несмотря на общее сходство с Сынковичской церковью, Маломожейковская имеет и значительные отличия — симметричный и правильный план, более богатое внешнее украшение и относительно слабую систему бойниц.

О сколько нам открытий чудных…

Студенты-архитекторы начали работать над Мурованкой всего несколько сезонов назад. Но даже за этот небольшой промежуток времени им удалось в буквальном смысле "откопать" много интересного.

"Когда приступали к исследовательским работам, за основу был взят общеизвестный план здания, который можно найти во всех исторических учебниках, — отметил Г. А. Лаврецкий. — Однако совсем скоро стало понятно, что он не соответствует первоначальному плану. Так, например, вход в кафоликон в изначальном варианте располагался совсем в другом месте, и нам удалось его обнаружить. Сделать это было не так просто: первые зондажи не давали никаких результатов. А все из-за того, что во время одной из поздних перестроек храма здание по всему периметру было доложено на один кирпич. Только когда мы начали пробивать вход изнутри, он наконец открылся".

Работа с историческими памятниками интересна неожиданными сюрпризами. Так, в прошлом сезоне студенты занимались поиском окна, но вместо этого обнаружили алтарную стену, наличие которой уже само по себе удивляет. "Очень редкий случай, когда кафаликон — место для молящихся — отделяют такой капитальной стеной. Есть предположение, что это тоже было небольшое укрепление", — отметил Г. А. Лаврецкий.

По словам ученого, самая большая удача всех исследовательских работ над этим памятником на данном этапе заключается в том, что удалось раскрыть аутентичный портал. "Сначала мы нашли небольшое окошко — бойничку. Оно упиралось в позднюю пристройку балкона для певчих. Позже обнаружили шахту для герсы — падающей решетки. Канал, по которому должна идти решетка, упирается в другое окошко, которое тоже появилось в результате поздних метаморфоз здания.

На первом этапе работы с порталом было заметно, какие сильные искажения претерпела первоначальная кладка. Она была наглухо закрыта плотным слоем штукатурки. Сделав первое раскрытие, мы нашли арку, не имеющую никакой художественной и конструктивной ценности. Зато после ее удаления нас ожидал сюрприз — открылся готический портал, а также узор из пережженного кирпича.

Работы на главном фасаде продолжили эту тему. Там мы тоже открыли узор из пережженного кирпича. Поздние штукатурки, с одной стороны, закрыли деструктивные участки стен, с другой — сильно исказили первоначальный орнамент. В нижней части здания нашли еще одну бойницу. Сейчас на фасаде видны только три окошка. Многие исследователи ошибочно считают, что их столько и было. На самом деле они опоясывают всю стену".

Теперь исследователям предстоит решить художественную задачу: в какой степени первоначальный вид храма должен быть восстановлен. Как отметил Г. А. Лаврецкий, имеются прекрасные европейские ориентиры. Например, Пречистенская церковь в Вильнюсе, которая по возрасту может равняться с Мурованкой. Декор этого храма полностью раскрыт. Через штукатурку видны древние конструкции. В такой же степени, считает ученый, нужно "раскрывать" и Маломожейковскую церковь.

"Наша задача — сделать так, чтобы люди смогли увидеть храм таким, каким его задумали древние мастера, и, вместе с тем, сохранить поздние стилистические особенности — подчеркнул Г. А. Лаврецкий. — В этом сезоне работы над Мурованкой продолжатся. Сейчас нам необходимо поддержать здание, т. к. происходит его разрушение. Нужно понизить уровень земли, так называемого культурного слоя, попытаться восстановить ограду из бутового камня — материалы по ней у нас имеются. Также мы продолжим раскрывать и расчищать первоначальные элементы".

После того, как работы завершатся, Мурованка, без сомнений, станет объектом, очень привлекательным для туристов. Что не удивительно, учитывая его уникальность...

Ольга Зимина, «Республиканская строительная газета»