Материалы

Навстречу съезду

2Своим интервью председатель общественного объединения "Белорусский союз архитекторов" Александр Иосифович Корбут открывает на страницах "РСГ" дискуссию, в которой приглашает принять участие коллег-архитекторов и представителей властных структур, на сложную и важную тему. А именно — каким быть Союзу. Тем более что время развернуть широкое обсуждение самое подходящее: как известно, в ноябре состоится Национальный фестиваль архитектуры "Минск–2011", а в декабре— юбилейный ХХ съезд БСА.

Витязь на распутье

Несмотря на то, что тема не нова, четкого ответа на вопрос пока нет. Как прокомментировал А. И. Корбут, дискуссия развивается в основном по двум направлениям. Одни видят БСА, как и раньше, творческим объединением, аккумулирующим различные конкурсы, фестивали, выставки, общественные обсуждения проектов, помощь ветеранам и т. д. Другие — профессиональным союзом,  который, по образцу европейских архитектурных палат, наряду с перечисленным  решал бы также  задачи по регулированию архитектурной деятельности в республике.

Сам он убежденный сторонник того, что Белорусский союз архитекторов должен быть не только творческим объединением, но и заниматься профессиональными вопросами цеха. И первым пунктом выносит персональную сертификацию: "Прошло полгода — и это уже чувствуется! — с отмены лицензирования в проектном деле, которое на сегодняшний день находится в достаточно "аморфном" состоянии. Некоторые берутся за проектные работы, в т. ч. за разработку градостроительной документации, не имея даже диплома о высшем архитектурном образовании.  И это, безусловно, чревато последствиями"...

Как пояснил А. И. Корбут, в различных странах регулирование проектной деятельности, в частности, допуск на рынок услуг, решается по-разному. Если брать за основу Европу, то там, в основном, государство передало свои функции регулирования проектным делом профессиональным архитектурным и инженерным цеховым организациям.  Там убеждены: не государственные чиновники, а профессионалы лучше всего владеют этими вопросами. И именно они должны держать ответ перед государством: и за безопасность, и за ценообразование, и за профессиональное решение  целого комплекса художественных, технических и инженерных  задач, стоящих перед архитекторами и инженерами. В сложившейся ситуации большую значимость в Европе обрела персональная сертификация. Тому, кто не является членом архитектурной палаты (т. е. не обладает сертификатом), не разрешено заниматься практической деятельностью, к нему не обращаются инвесторы и заказчики.

"Наличие персональной мастерской позволяет мне наблюдать ситуацию "изнутри", — подчеркнул А. И. Корбут. — Я считаю, что персональная сертификация архитекторов необходима. Тогда они будут нести личную ответственность за результаты своего труда, не станут бесконечно перебегать из одной проектной организации в другую, так как в противном случае могут не получить рекомендаций, лишиться сертификата".

Таким образом, персональная сертификация является серьезным инструментом воздействия на профессионала-архитектора. Однако одновременно следует, на взгляд нашего собеседника, законодательно дополнить персональную сертификацию страхованием рисков в проектном деле: "Речь об этом шла давно, в т. ч. на круглом столе в Республиканском доме архитекторов, но дело с "мертвой точки" пока не сдвинулось. Большинство страховых компаний не понимают до конца самих принципов страхования проектных рисков, а ведь это общепринятая мировая практика. В принципе, экспортируя услуги за рубеж, без такой страховки работа с зарубежным инвестором невозможна".

Взаимоувязанная и законодательно закрепленная система решений в цепочке: "персональная сертификация" — "страхование проектных рисков" позволит заполнить вакуум, образовавшийся после отмены лицензирования. В то же время

необходимость регулирования проектного дела не подразумевает возврата к прошлому. Институт лицензирования, по убеждению А. И. Корбута, содержал массу надуманных требований. К примеру, по наличию архива или оргтехники: "Какое имеет значение, есть ли у меня ксерокс? Возможно, мне выгодней заключить договор на ксерокопирование, условно, в соседнем офисе, чем закупать дорогостоящую технику, удорожая тем самым себестоимость своей продукции. Или взять такое требование, как обязательное наличие  специалистов всех смежных специальностей. Да нет такого нигде!"

В то же время в России система саморегулируемых организаций, как объединение юрлиц, стала юридической основой допуска на проектный рынок.

В целом можно сказать, что нам предстоит выбирать между системами ответственности юридических или физических лиц. И делать это нужно как можно скорее — пауза, по мнению А. И. Корбута, затянулась.

"Необходимо срочно разобраться с нашей нормативной технической базой, — продолжил он. — Для этого нужно привлечь профессионалов, и через совершенствование, модернизацию и — не побоюсь этого слова — либерализацию системы ТНПА попытаться удешевить или, по крайней мере, стабилизировать стоимость квадратного метра строительства.

Сегодня наша техническая нормативная база несовершенна. Документы бывают настолько взаимоисключающими, что даже контролирующие органы —  МЧС, экологи, госэкспертиза и другие — сами порой попадают в тупик. Создаются прецеденты, из которых выйти буквально невозможно. В результате теряется время. И здесь уже не приходится говорить о том, как, к примеру, я лично к этому отношусь, — это влияет на стоимость строительства!"

Это принципиально важный вопрос, не заниматься которым нельзя. И Белорусский союз архитекторов мог бы в нем серьезно поучаствовать. В его рядах — много высокопрофессиональных проектировщиков со всей Беларуси, которыми накоплен серьезный опыт работы на разных объектах совместно с иностранными архитекторами, в т. ч. и за рубежом.

Еще одно направление, в котором, как считает А. И. Корбут, Союз мог бы принять участие, это образование: "Входя в зарубежный рынок, мы сталкиваемся с т. н. валидацией образовательного процесса, что предполагает признание наших дипломов за рубежом. Там, к слову, профессиональные союзы, используя опыт  Международного союза архитекторов (UIA), очень серьезно помогают своим национальным архитектурным школам".

Над этим мог бы работать и БСА. Ведь проблем в сфере образования накопилось немало. К примеру, вручая недавно по установившейся замечательной традиции в Республиканском доме архитекторов дипломы выпускникам архитектурного факультета БНТУ, А. И. Корбут с удивлением отметил, что около 85 % вчерашних студентов — девушки: "На это и раньше обращали внимание члены правления, например, профессор В. Н. Аладов. Но теперь я убедился воочию. В 70-х годах ХХ века состав архитектурного факультета был другой: порядка 60 % были юноши и только 40–45 % — девушки. Это значит, надо быть готовым к тому, что в профессию придут, в основном, женщины. Но останутся ли они в ней? История архитектуры говорит: женщин — великих архитекторов — совсем немного. Это очень важный вопрос, но, похоже, что Союз архитекторов — единственный, кто пытается держать руку на пульсе этой проблемы".

Важнейшая тема — совершенствование технологии проектирования, что также в итоге должно дать экономию стоимости квадратного метра за счет ускорения самого процесса. "И речь идет не только и не столько о внедрении новых лицензированных компьютерных программ, — подчеркнул Александр Иосифович.

— Так, до сих пор идет полемика по составу проекта. На днях я побывал в одном из комитетов архитектуры и градостроительства нашей республики и был крайне удивлен и возмущен, когда услышал о том, что какому-то инвестору предложили разработать такую стадию как… "предпроектное обоснование". Никто не знает, что это такое. В законодательной технической базе такого понятия нет. Значит, идет сплошная "отсебятина", которую категорически нужно прекращать. Это приводит к удлинению сроков проектирования, а значит, и строительства. Инвесторы, приходя на наш рынок, будут в  подобных проявлениях видеть препоны для своей деятельности".

"Таким образом, — подытожил А. И. Корбут, — существует немало проблем, в решении которых Союз мог бы участвовать как через свои комиссии,  так и через членство в различных общественных советах".

В качестве положительного примера он привел недавно созданный приказом Министра архитектуры и строительства А. И. Ничкасова Общественно-консультативный совет для общественного обсуждения проектов нормативных правовых актов в сфере архитектурной, градостроительной и строительной деятельности, в состав которого вошли представители правления БСА: "При этом важно, чтобы Совет стал не декоративным, а по-настоящему рабочим органом, чтобы он мог влиять на ситуацию, чтобы к его решениям прислушивались".

Несмотря на то, что на всех уровнях власти делаются заявления о необходимости общественных обсуждений наиболее значимых для государства проектов, на деле они нередко сходят "на нет". "Почему нас боятся привлекать к дискуссиям по важнейшим, значимым проектам? — недоумевает А. И. Корбут. — Мы же не собираемся отрицать "все и вся". Напротив, можем дать дельные предложения по улучшению качества проектов, в целом той среды, которую создают архитекторы по заданиям инвесторов —  как частных, так и самого государства.

Например, в Союзе идет острая полемика о сносе зданий в центре города. Как известно, Беларусь была основательно разрушена в войну, а Минск и вовсе буквально стерт с лица земли.  Поэтому белорусские архитекторы очень болезненно воспринимают попытки разрушения зданий. Мы в принципе не можем все время строить и сносить, строить и сносить… В конце концов, белорусы не настолько богаты для этого. Надо чтить свое историческое наследие, в том числе архитектурное.

Важнейшим  вопросом считаю также восстановление исторического центра, сохранение вводно-зеленого диаметра города Минска. Но при этом не менее важно делать это грамотно. Если бы архитектурный общественный совет при Союзе архитекторов обсудил различные пути решения этих и других масштабных проектов, БСА мог бы здесь сыграть позитивную  роль.

Над этим надо активно работать, и об этом мы будем говорить на будущем съезде Белорусского союза архитекторов. Необходимо, чтобы государство и Союз объединили свои усилия по названным, да и  другим направлениям".

На международной арене

В то же время за последнее 10-летие позиции БСА, безусловно, укрепились. О нем заговорили в других творческих союзах, в том числе за рубежом. "Я ответственно заявляю, что в международной деятельности мы занимаем очень активную позицию, — подчеркнул председатель Союза. — И это поле, я уверен, нельзя оставлять в будущем.

Маленькая Беларусь сегодня играет большую роль в Международном союзе архитекторов (UIA). Мы стали инициаторами Международного конкурса биеннале молодых архитекторов "Леонардо". В этом году в рамках Национального фестиваля архитектуры "Минск–2011" биеннале проводится уже четвертый раз. За непродолжительное время "Леонардо" из белорусского стал международным конкурсом. Достаточно сказать, что в 2009 г. в нем приняло участие 375 участников из 28 стран. А в этом году предварительные заявки направили уже порядка 50-ти государств. Такие цифры могут убедить любого скептика. Проблема молодых архитекторов существует во всех странах. Недаром проект "Леонардо" стал конкурсом МСА (UIA) и получил поддержку Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (МФГС)".

А. И. Корбут поделился впечатлениями об интересной встрече, состоявшейся недавно в Стамбуле на заседании II Региона Международного союза архитекторов (UIA) (куда наряду с БСА входят представители более 40 стран Европы и Азии): "На этой встрече я познакомился с архитекторами из Афганистана. Во время беседы выяснилось, что  они, воспитанники советской архитектурной школы, сегодня оказались в определенном профессиональном вакууме.  С удивлением узнал, что они много наслышаны о Белорусском союзе архитекторов и конкурсе "Леонардо". И зная, что квота на нашем фестивале архитектуры подразумевает одного человека, попросили пригласить в Минск хотя бы двух молодых афганских архитекторов".

Конечно, ребята получили такое приглашение. Вот так крепятся связи — культурные, профессиональные, человеческие…

К слову, в этом году принять участие в фестивале выразили желание союзы, входящие в I Регион МСА (UIA). А это — Франция, Италия, Швеция, Германия, Норвегия, Финляндия…

"Благодаря таким международным конкурсам представители разных стран знакомятся с нашей страной, с белорусской архитектурой. Устанавливаются гуманитарные, культурные, профессиональные связи. Налаживается совместный бизнес, привлекаются иностранные инвестиции. Создаются международные авторские коллективы", — подчеркнул Александр Иосифович.

Подводя итоги

Возвращаясь к "законодательной" проблеме, А. И. Корбут обратил внимание, что сам Союз также нуждается в определенности: "Огромная проблема на сегодняшний день — кто мы есть? Какому закону подчиняемся? Что превалирует в отношении БСА — закон о творческих союзах или закон об общественных организациях?

Важно определиться в отношении к творческим союзам, закрепив их статус на законодательном уровне. Именно после этого можно будет говорить об их роли и ответственности.

Союз архитекторов может и должен стать авторитетной организацией, работающей на благо Беларуси. Государство, доверяя творческим союзам решение  многих ответственных задач, должно и требовать с них.

Ольга Брянцева, «Республиканская строительная газета»