ОПРЕДЕЛИТЬ БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ

 

ОПРЕДЕЛИТЬ БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ

После съезда

30 Архитектура и строительство 1|2016 |

ОПРЕДЕЛИТЬ БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ

 

17 декабря 2015 года в конференц-зале Республиканского Дома архитекторов состоялся очередной, ХХI съезд общественного объединения «Белорусский союз архитекторов». Основанный в 1935 г., он на протяжении 80 лет был свидетелем и непосредственным участником событий, происходивших на всех этапах развития страны. Несколько поколений архитекторов сменилось за время существования союза, и каждое из них вносило значимый вклад в процесс совершенствования архитектуры и градостроительства. Были в жизни союза периоды наивысшей концентрации творческих деяний, были периоды подъема и спада общественной деятельности. Но всегда Белорусский союз архитекторов шагал в ногу со временем, решая поставленные перед ним задачи. Его важнейшими приоритетами являлись – и остаются! – преемственность, сохранение и развитие традиций белорусской архитектуры, защита профессиональных творческих интересов.

Сегодня начинается новый виток творческой и общественной жизни союза, и какой она будет, однозначно сказать невозможно. Что было сделано за прошедшее время и чего не удалось осуществить?  Каким видится направление дальнейшего развития, какие актуальные проблемы архитектуры и градостроительства предстоит решать профессиональному цеху? Об этом мы говорим с вновь избранным (уже в четвертый раз) председателем Белорусского союза архитекторов Александром Иосифовичем Корбутом. 

Если проанализировать прошедший период продолжительностью примерно в 15 лет, можно абсолютно точно сказать, что самую главную задачу, которую мы тогда перед собой ставили – сохранить Союз архитекторов, мы выполнили. Это был тяжелейший кризисный период конца 1990-х годов: переход на новые экономические отношения, новое понимание, новые цели и задачи, которые перед творческими союзами, в том числе и перед Союзом архитекторов, ставило и государство, и общество, и время. Многие и сегодня не понимают, что суть заключалась не в том, чтобы пойти дальше того, чего мы достигли в советские времена – ведь в 1960–1980-е годы отношение государства к творческим союзам было совсем другое! – а сохранить, не допустить развала нашей организации. Потому родном уровне. И отрицать это невозможно.

– То есть, по сути практически ничего не меняя в структуре и направлениях деятельности творческого со-юза, вы только расширяли и укрепляли их соответственно времени и задачам? – Конечно же, структура союза совершенствовалась, но, о чем мы не устаем повторять, главное для нас  – это преемственность и еще раз преемственность. Правда, как показал съезд, преемственность сегодня воспринимается, особенно старшим поколением, которому уже за 80, как ностальгия по «тем» временам, по «тому» отношению государства к творческому союзу. Но ведь за 30 лет и люди, и жизнь, и сам БСА стали другими. Естественно, союз не может поменяться сам по себе. БСА существует в структуре государства, и оно определяет место и задачи, которыми творческий союз должен заниматься. Но и сами творческие союзы должны четко понимать, что они живут и работают в этом государстве и должны защищать его интересы. Это основополагающий принцип отношений между ними. Жизнь меняется, характер этих взаимоотношений тоже. Например, если во времена Советского Союза государство 7% от фонда оплаты труда всех архитекторов страны перечисляло на счет Союза архитекторов СССР, то сегодня достичь определенной финансовой независимости, найти источники финансирования своей уставной деятельности творческий союз должен сам. Тем не менее в различных ситуациях, например при проведении национальных фестивалей, государственные структуры – Министерство архитектуры и строительства, Министерство культуры – по мере возможностей нам помогают. И за это им спасибо. В прошлом году Минский горисполком активно включился в процесс проведения фестиваля «Минск-2015», отдав в наше распоряжение весь Верхний город. Но все-таки я считаю, что государство должно больше внимания проявлять к творческим союзам, ибо без его помощи нам будет очень сложно выживать.

– И какими, на Ваш взгляд, должны быть взаимоотношения: государство –  Союз архитекторов? – Не надо здесь изобретать велосипед. Уверен, ОО «БСА» как творческий союз мог бы активнее участвовать и оказывать более серьезное влияние на выработку государственной политики в области градостроительства и архитектуры, на творческие процессы, происходящие в профессиональном сообществе. Но для этого часть полномочий государства надо передать профессиональному творческому союзу, особенно в области аттестации и сертификации юридических и физических лиц на рынке проектных услуг. Сегодня же этим занимаются люди, которые далеки от реалий нашего профессионального цеха. Ведь проблема заключается не в том, чтобы получить сертификат на право деятельности – важно поднять качество проектной документации, качество архитектуры и архитектурно-градостроительного процесса в целом. Именно такую задачу мы ставим перед собой. Но, как это ни парадоксально, в процессе совершенствования архитектурно-градостроительной деятельности, в том числе проектного дела, мы практически лишены возможности участвовать.

– И как разрубить этот гордиев узел? – Все очень просто. Позиция государства в этом вопросе должна поменяться. От этого бы выиграли все: общество, государство, профессиональный цех – мы постоянно на всех уровнях говорим об этом. Тогда бы и статус союза поднялся, и отношение архитекторов к нему было бы другое. А сейчас, естественно, они недовольны. Почему их профессиональный уровень проверяют и оценивают не коллеги-профессионалы, а чиновники, которые никакого отношения к проектированию никогда не имели? Это не наша выдумка, это мировая практика. Так работают союзы американских, японских архитекторов,  так работают в Чехии, Польше, Литве – без  профессионалов сертификации не бывает.

Мы согласны с Александром Григорьевичем Лукашенко, который говорит: «Надо поднять профессиональный уровень!». Но сделать это можно только через такие инструменты, как сертификация физических лиц на рынке проектных услуг, а ею должны заниматься профессионалы- проектировщики. Вот здесь Союз архитекторов мог бы играть ведущую роль. Такое на практике уже было при министре архитектуры и строительства Геннадии Филипповиче Курочкине, когда без рекомендации Союза архитекторов лицензия на проектирование не выдавалась. Мы выполняли эту функцию достойно и четко, не шли на поводу ни у кого, без колебаний принимали решения о невыдаче рекомендаций, если видели непрофессионализм претендентов, доказав тем самым дееспособность нашего союза в этом вопросе. И уважали его тогда, и желающих вступить в Белорусский союз архитекторов, сотрудничать с ним было великое множество. Это первое. Второе – Союз архитекторов, в котором собраны лучшие интеллектуальные силы архитектурного сообщества, может и должен заниматься нормотворчеством, принимать участие в работе над законодательными документами. Кто лучше всех знает эти вопросы? Практикующие архитекторы, проектировщики, инженеры, и их роль в этом процессе должна быть главной. Государство должно нас привлекать, создавать рабочие группы по совершенствованию архитектурно-градостроительной деятельности. От этого зависит и стоимость, и качество проектирования и строительства. Это та тема, над которой мы бьемся из десятилетия в десятилетие. Ту же задачу ставит перед нами и президент. У государства и у нас одни и те же цели и задачи. Привлекайте нас, дайте нам некие полномочия, мы будем вместе качественно их выполнять.

– Вечным вопросом, который постоянно поднимается на съездах, является малочисленность в общественной организации молодых архитекторов. Почему молодежь не стремится в ее ряды? – Как раз по тем причинам, о которых мы говорили. Это одна и та же история с вытекающими отсюда последствиями. Мы – старшее поколение – помним прежний союз. А молодежь другая, она не знает, что было лет 30–40 назад. Она ездит по миру, работает за границей – в Польше, Литве, России, Чехии, Казахстане, Германии, прекрасно осознавая, какую функцию профессиональные цеховые союзы, архитектурные палаты несут там. И они не понимают, почему у нас сертификация проходит без участия творческого союза. Естественно, им такой союз – без профессиональных полномочий – не нужен, они говорят: «Если вы будете решать эти задачи, тогда мы к вам придем».

– Получается, в решении важных архитектурно-градостроительных вопросов, вопросов правового обеспечения, защиты авторских прав архитекторов союз остается не у дел? – Совершенно верно. Не только мы, архитекторы, должны осознать свою роль в государстве и работать для него, но и государство должно осознать роль творческих союзов, в том числе Союза архитекторов, в своей системе координат.  Если этого не произойдет, то мы и дальше будем «болтаться» между Сциллой и Харибдой, и к какому берегу приплывем и когда, одному богу известно. Сейчас, анализируя положения Министерства архитектуры и строительства по аттестации, сертификации как юридических, так и физических лиц, видим: то, о чем мы предупреждали год-два назад, те методы и инструменты, которые использовались, результатов не дали. И не дадут.

– А каких результатов вы ожидали? – Повышения качества архитектуры, архитектурно-градостроительной деятельности! Ведь это, как нам кажется, главная задача. А все получилось формально: вроде бы аттестовались, вроде бы провели сертификацию, вроде бы проделана огромная работа: появились реестры, списки, документы по методике решений (как принять, как исключить), но главного-то мы пока не достигли. Более того,  это дает отрицательный результат: из проектного цеха уходят профессионалы нашего возраста – 50-, 60-летние. Это уже третья волна за 25 постперестроечных лет, может, уже хватит экспериментировать? А молодежь уходит, потому что роль архитектора, проектировщика в этой системе, которая сегодня создана, снивелирована. Членов союза до 35 лет – только 6%. Это катастрофа! Мы начали бить тревогу. Осознать это должны не только мы, не только я как председатель союза, но и государство! Оно также должно задать себе этот вопрос: БСА – это клуб по интересам, клуб пенсионеров? Он государству не нужен? Но это было бы неправильно. Такими кадрами, таким интеллектом нельзя так просто разбрасываться. Когда 730 профессионалов собираются вместе, это уже иной интеллект, и его надо использовать в полную силу. Ведь наш цех работает на архитектуру, на культуру, на многие другие виды деятельности, на среду обитания человека в целом, а в результате – на имидж государства.  Вырастет качество архитектуры – изменится отношение граждан к нашей профессии, и эта «цепочка» совсем по-другому заработает …

– Видимо, преждевременно говорить о том, что изменилось в деятельности союза за прошедшие полтора месяца. Сейчас вы в поиске новых путей решения стоящих перед союзом задач. Какие являются важнейшими на сегодняшний день? –  Первостепенные задачи, которые мне как председателю предстоит решить, – определить основные на- правления деятельности, выстроить новую структуру союза, обновить со- став правления, наладить и отрегулировать эту структуру. Много организационных вопросов: утверждение программы, сметы доходов и расходов на текущий год, утверждение заместителей, членов правления, отвечающих за определенные участки работы. Каждому члену правления будет выделено конкретное направление, определены функции, важным и конструктивным останется коллективное обсуждение всех насущных вопросов. Надеюсь, наша работа будет становиться все более налаженной и продуктивной. 

– Каковы планы на перспективу? – Без сомнения, сохранить все самое лучшее, что было в Союзе архитекторов БССР, правопреемником которого мы стали, и развить то положительное, что Белорусский союз архитекторов смог наработать за последние 15 лет. Еще раз повторюсь: мы реанимировали выставочную деятельность, создали новые формы проведения архитектурных смотров- конкурсов, наладили контакты со странами СНГ и дальнего зарубежья. Мы проводим огромное количество мероприятий: конкурсы на лучший архитектурный проект, «Леонардо», дипломных проектов, детских рисунков, выставки, мастер-классы, презентации, семинары ведущих фирм – производителей новых современных строительных товаров и услуг и сопутствующих товаров, на которые приходят до ста человек и с интересом воспринимают все новинки… Мы будем развивать все необходимые архитекторам направления, и роль союза здесь очень важна. У нас в Уставе записано: оказывать всяческую помощь архитекторам, проектировщикам в профессиональном совершенствовании, в послевузовском образовании. Это важнейший вопрос! Ведь это тоже система, которая работает на повышение профессионального уровня. Среди первоочередных задач – работа с молодежью. 12 лет назад был создан Клуб молодых архитекторов, и именно эти ребята придумали «Леонардо», который из обычного республиканского конкурса превратился в один из самых влиятельных в международном масштабе. Сегодня мы начали плотно работать с Белорусской ассоциацией студентов-архитекторов. Какой студенческий форум «Минск – открытый город», длившийся две с половиной недели, провели они на последнем национальном фестивале! Какие интересные и серьезные темы затронули! Посетившие его вице- премьер, мэр города, министр архитектуры и строительства высоко оценили это мероприятие. Данное направление работы очень важное и нужное. Именно в нем я вижу огромный потенциал для вливания свежей, новой «крови», идей, мыслей в БСА, Клуб молодых архитекторов. Пусть молодые приходят к нам со своим пониманием глобализма, пониманием архитектуры. А мы будем оказывать им всяческую поддержку. По-прежнему в планах союза – вопрос обеспечения эффективной системы квалификационной аттестации архитекторов. И вновь возвращаясь к теме взаимоотношений государства и творческих союзов, хочу сказать. Давайте спокойно определим болевые точки, где мы вместе могли бы работать. Именно вместе, не отрицая друг друга. Мы – за такое сотрудничество. И это будет сверхзадача нашей деятельности на ближайшие 4 года.

– Желаем Белорусскому союзу архитекторов и дальше поддерживать традиции преемственности, сплоченности ваших рядов, взаимопонимания с общественностью. И, безусловно, приумножать те значимые достижения в преображении среды обитания, которых члены союза добились за 80 лет его существования.

Беседовала Валентина Мартинович