Материалы

Первый выпуск белорусских архитекторов: 50 лет спустя

50letvypuskКажется, это было только вчера… Однако нынешним летом исполнилось полвека с того дня, как первые белорусские архитекторы покинули стены тогда еще совсем молодой национальной школы зодчества.

Из статьи "45 лет белорусской архитектурной школе: история, современность, перспективы" (1998г.) Г.В.Полянской (ныне депутата Национального собрания Республики Беларусь, а тогда декана архитектурного факультета БНТУ): "Белорусская архитектурная школа зародилась в первые послевоенные годы, когда наши города вставали из руин. Ощущалась острейшая нехватка специалистов, способных с одной стороны упорядочить этот процесс, с другой – обеспечить его профессиональной проектной документацией. В 1946г. на строительном факультете БПИ (ныне БНТУ) была создана кафедра архитектуры. Ее возглавил кандидат архитектуры доцент Ю.А.Егоров, первыми преподавателям были Н.Н.Маклецова и В.И.Гусев.

В 1947г. на кафедру пришел Александр Петрович Воинов – заслуженный деятель искусств БССР, бывший директор Белгоспроекта, один из авторов здания ЦК КПБ – ныне резиденции Президента Республики Беларусь. В 1948г. он избирается заведующим кафедрой. По его инициативе в сентябре 1952г. на строительном факультете открывается архитектурное отделение, в 1970г. оно преобразуется в архитектурный факультет. Первые наши выпускники – первые однозначно белорусские архитекторы – начали самостоятельную профессиональную деятельность в 1958г. Этими двумя датами – первого "призыва" и первого выпуска – фиксируется зарождение национальной архитектурной школы Беларуси".

Недавно выпускники-юбиляры собрались вместе на традиционную праздничную встречу. Правда, многие из них нередко видятся и без специального на то повода – благодаря дружеским связям, профессиональному сотрудничеству. Так было всегда. Как писал в присущем ему стиле, вспоминая годы учебы, один из первых выпускников - витебский архитектор и градостроитель А.А.Бельский, "…тридцать творчески ориентированных особей разом, шесть лет кряду, глаза в глаза, тогда и после рады каждой встрече друг с другом. Теория не предполагает, а практика не знает подобной совместимости".

К сожалению, сам Александр Алексеевич не дожил до этого дня. Но еще к 40-летию первого архитектурного выпуска, в 1998 году, он написал статью, посвященную своим однокашникам. И не только им. Правда, тогда она так и не увидела свет. Сегодня мы - пусть частично - восполняем этот пробел.

Итак, "…сорок шесть лет назад семнадцать мужчин и тринадцать дев сдали по семь-восемь экзаменов и первыми в БПИ приступили к освоению большинству не очень понятной профессии… Двоим, солдату и партизану ВОВ, было за тридцать, младшенькой - за семнадцать. Двадцать три столичных жителя и семь "простолюдинов" из провинции. Четверо окончили архитектурный техникум. Тысячи тогдашних БПИшников "голубую кровь" зауважали сразу. На постоянно закрепленные творческие классы с натертым паркетом и лепными потолками, шикарные ежегодные практики по столицам Союза, почти все поголовно получают стипендию. Прежние авторитеты БПИ – энергетики и гидротехники – потеснились…"

Так, с неувядающим юношеским задором, пишет А.А.Бельский о первых студентах-архитекторах. Но и "не менее тщательно был подобран состав воспитателей. Решившись на создание архитектурного факультета, они, не скрывая, переживали за результат. Отсутствие в институте традиций компенсировали своим трудом и временем. А еще рядом с А.П.Воиновым, всегда левым философом В.И.Гусевым, эстетом и прагматиком сразу Г.В.Заборским, В.А.Королем и Н.Н.Маклецовой зримо присутствовали их учителя: И.Фомин, Л.Руднев, А.Щусев, И.Голосов, А.Никольский… Наши успехи и наоборот измерялись мерками Академии художеств. Когда после первого курса нам показали дипломные проекты за 200 лет АХ СССР, группу охватило чувство рыбака, что ловил на удочку и вдруг встретил траулер с уловом. Поначалу чуть паники. Но потом злость и новый прилив энергии. Воспитатели разобрали по 7-8 студентов – раз и до выпуска (а то и дольше), всеми способами формировали овладение ремеслом. Совместно участвовали в конкурсах, таскали на обсуждения застройки пр. Сталина, обмеряли памятники архитектуры, общаясь с мастерами, удовлетворяли информационный голод. Где-то на третьем году учебы в рисовальном классе Король с облегчением сказал Ахремчику: "Кажется, научили!" Кстати, в свое время будущий народный архитектор тоже учился у Ивана Осиповича. Воспитатели своего добились, стали уверенными профессорами, научились учить будущих архитекторов и учителей будущих архитекторов".

С гордостью за свой выпуск и одновременно, возможно, слишком критично он рассуждает: "Первые выпускники уверенно влились в ряды тогдашних мастеров. Из группы только трое – Воинов А.А., Линевич Я.Л., Соколовский В.Э. – стали лидерами в своих направлениях. Зато ответственное отношение к делу, трепетное – к профессии, любовь к творческому процессу остались на всю жизнь у каждого. Ни отступников, ни фанатиков, ни профкретинов. Даже на финише трудовой деятельности никто из однокашников не разочаровался в выборе юности. Это не мало и для человека, и для школы".

И чуть ниже, с тревогой за судьбу белорусской архитектуры (вспомним, что писалось это в сложные перестроечные годы):

"…Талантливый и пробивной зодчий сегодня подался в сферу обслуживания, удовлетворения заурядных запросов. А кому решать общенациональные задачи?.."

"…В мире конкуренции молодому архитектору много потерь времени и авторитета стоит адаптация в строительство. А.П.Воинов говорил: "Что это за архитектор, что дом не построил". Сделать это должен и может каждый еще в вузе..."

"…Нужен тип зодчего "на потребителя". Уже не дирижер, не режиссер – творческий волевой чиновник, работающий в паре с таким же коллегой из градостроительного подразделения муниципального института. Это непросто. Способных и одержимых едва ли четверть. Скольких судьба забросит не туда? Не способствует их оседлой жизни и наличие собственного мнения. Тем важнее не опоздать: разглядеть и научить к свободному плаванию..."

"…Растет потребность в оперативной критике. Потеряли вес и охват событий институтские советы, что могли защитить и идею, и автора. Групповые интересы и конкуренция не стимулируют открытости. У чиновников свои мотивы оберегать монополию на последнее слово. Особенно боятся спровоцировать дискуссию те, кто сегодня занимается стариной. Наука не столь оперативна, да и сама предпочитает описание анализу. Отсутствие внутрицеховой самокритики развязывает руки застройщику. Архитектор часто беспомощен перед логикой землемера, историка, хозяйственника, защищает свое произведение аргументами из сферы права, экологии, языкознания. Талант ищет окольные пути или сдается. Заполняют вакуум зачастую мастера СМИ (не каждый из них Лермонтов или Гюго). Эти любят защищать архитектуру от архитекторов. Архитектура – самое жизненное искусство, и ее не надо переводить на стихи или на музыку. Терминология имеется, надо научить делать анализ произведения: эмоционально и образно для обывателя, поэлементно и последовательно для профессионалов, законченными формулировками для политиков. Объяснишь другим, и сам глубже разберешься"…

Это неравнодушие, активная жизненная позиция отличает, пожалуй, всех архитекторов первого выпуска. Многие из них стали авторами значимых градостроительных и архитектурных проектов, другие вырастили (и продолжают воспитывать) собственных учеников. Пожелаем здоровья им и их семьям, счастья и творческого долголетия!

Ольга Брянцева

"Звездный состав кафедры "Архитектура" 1953/1954 учебного года

 

Заслуженный деятель искусств БССР, заслуженный строитель БССР, лауреат Государственной премии БССР, профессор А.П.Воинов; народный архитектор СССР, заслуженный архитектор БССР, лауреат Государственной премии СССР Г.В.Заборский; народный архитектор СССР, заслуженный строитель БССР, действительный член Академии искусств БССР, доцент Н.Н.Маклецова; заслуженный архитектор БССР В.И.Гусев; заслуженный строитель БССР А.И.Синицын.

Выпускники-юбиляры поименно

Тамара Андреева, Галина Беганская, Александр Бельский, Евгения Беседа, Геннадий Булдов, Элеонора Вишневская, Наталья Дементьева, Эмиль Зайцев, Альберт Калниньш, Александр Кучеренко, Ярослав Линевич, Ирина Милова, Лев Мицкевич, Нинель Негруль, Алла Осипова, Евгений Проничев, Татьяна Русак, Владимир Соколовский, Валерий Стельмах, Валентин Астапович, Анатолий Воинов, Галина Гузоревич, Нинель Дольникова, Павел Журов, Лариса Ковалева, Виль Морозов, Софья Садовская, Виктор Сущиц, Станислав Толкачев, Геннадий Проволович.

"Летчик-архитектор" Геннадий Проволович:

- Судьба распорядилась так, что я сразу после окончания института на протяжении 20 лет работал в должности главного архитектора города Бобруйска и с перерывом – в должности главного архитектора города Армавира Краснодарского края. Этот период совпал с чисткой "излишеств" в архитектуре и градостроительстве. Вспоминая эти годы, так и хочется назвать их эпохой "БАРАККА".

И тем не менее, я горжусь тем, что мне довелось участвовать в благородном деле по застройке и благоустройству городов.